Архив метки психосоматика

Автор:Надежда Керова

Телесные и эмоциональные травмы и память тела

Наше тело запоминает и хранит всю информацию о том, что с ним происходило. Весь телесный, физический опыт, который есть у человека. В самом простом житейском варианте это можно проиллюстрировать примером с ездой на велосипеде. Говорят, если научился, то уже не разучишься – тело запомнило и в мышечной памяти есть информация, как держать баланс, как крутить педали и управлять рулем. Даже если тело с годами будет меняться – расти, набирать вес, становиться сильнее или слабее, все равно какая-то базовая часть навыка остается в памяти и его можно восстановить, вернуть в активное использование. Это пример обычного запоминания, не травматического.

Тело помнит и травмы, помнит долго, порой всю жизнь или до того момента, когда появится возможность для разрешения травмы, освобождения от нее. Что происходит с телом человека, если оно травмируется? Мышцы реагируют напряжением, сжатием, спазмируются.  Здорово, если после этого есть возможность расслабиться, сбросить напряжение через движение или мышечную дрожь. Дрожь после стрессового или травматического напряжения – нормальная телесная реакция, природная, несознательная и не контролируемая.

Дрожь после или во время острого сильного эмоционального стресса – тоже нормальная реакция тела, но сейчас все же про травмы физические.

Обычно человека могут пожалеть, посочувствовать, если травма заметная – упал и сильно ударился, поранился, кто-то побил… Но не всякая из таких физических травм оставит свой травматический след в психике и след в виде напряжения, спазма в теле.
Спазм и остаточное напряжение формируются не всегда, обычно в тех ситуациях, где человек в момент травмы замер, «заморозился», не мог сопротивляться или сбежать, оказался беспомощным, уязвимым, утратил контроль над ситуацией и над собой. Острое переживание небезопасности, ужас и бессилие могут давать такой высокий уровень напряжения, что психике проще закапсулировать эту ситуацию и это напряжение в теле, поскольку на ее переживание нет ресурсов или обстоятельства таковы, что эмоциональное проживание невозможно.

Например, ребенок лет 8 – 10 чуть не попал под машину, сильно испугался этого, а потом вынужден был скрыть и свой испуг, и свое перевозбуждение, очень быстро успокоиться, чтобы не испугать маму, которая не видела самой ситуации, но была где-то недалеко. Или, чтобы мама не стала ругаться… Или еще что-то… Суть ситуации в том, что резко возникшее возбуждение, напряжение в мышцах, активация всех резервов организма были быстро погашены, заторможены. Разрядки не произошло. Причем физической травмы ребенок избежал, а след в психике и в теле остался.
Как могла бы выглядеть разрядка в этом случае?
Быстрый бег, возбужденные движения, смех, плач и тому подобное.
Почему реакция останавливается?
Скорее всего, когда-то раньше эти реакции могли быть сильно неодобряемы взрослыми в отношениях с ребенком. Взрослые могли пугаться бурного проявления чувств и торопиться поскорее успокоить ребенка. В более позднем возрасте ребенок научится сам останавливать себя. Хороший, спокойный и с высоким уровнем мышечного напряжения и стресса.

Особое место занимают травмы, полученные в измененном состоянии сознания. Например, операция под наркозом. Сознание выключается, происходящее с телом не осознается, а потом, позже, вместе с пробуждением от наркоза приходит боль, на которую тело реагирует мышечным напряжением, могут разворачиваться эмоциональные реакции на произошедшее (некоторые люди отмечали, что выходили из наркоза бурно, с метаниями и сопротивлением). Эти реакции были до того, как человек полностью очнется и начнет сознательно контролировать свое поведение, они относятся к телесному сопротивлению – тело воспринимает операцию, как повреждение, вторжение, насилие. Если не гасить эти бессознательные реакции искусственно, то они отчасти помогают прожить ситуацию. В это время важно быть рядом, оберегать человека, мягко амортизировать, чтобы он не травмировался дополнительно.

В телесной терапии иногда могут всплывать очень старые операции, которые человек пережил около 20 лет назад. Но в теле они остались в виде мышечного спазма. Спокойное внимание к телу, к ощущениям, возможность осознавать происходящее с телом и свои эмоции, возникающие в этот момент – все это дает возможность прожить давнее телесное повреждение, расслабиться.

Телесный терапевт умеет разговаривать на языке тела и на языке разума и эмоций. В работе с телом в психотерапии важно осознать и интегрировать те переживания, которые через тело всплывают. Иногда в работе переживания на уровне тела, движений и эмоций таким мощным потоком идут, что надо успевать замечать, проживать и называть. Особенно если долго копилось, а потом нашло выход. Часть этой работы сам терапевт делает, помогая клиенту осознавать и принимать происходящие изменения.  Это очень крутая штука, когда она целостная.

Что можно делать самостоятельно?
Быть внимательными к своему телу и его нуждам. Разрешить себе заботу о себе. Замечать, как связано состояние тела, здоровья и различные жизненные события, эмоциональное состояние в них. Это поддерживает связь тела, разума и эмоций, помогая более целостному присутствию в своей жизни.

Психолог Надежда Керова. Пермь. 05.03.2019.

Автор:Надежда Керова

Психосоматика

Высокий темп жизни, необходимость действовать быстро, быстро принимать решения, быстро есть, мало спать, быстро передвигаться по городу. Жить быстро. Все это неизбежно приводит к хроническому, накапливающемуся стрессу.
Привычка жить под грузом множества «должен» и «надо» приводит к тому, что человек все хуже слышит самого себя, свои желания, свои потребности.

А если еще и с самого детства насаждались «правильные» варианты сна, питания, досуга, не предполагающие сверки с мнением ребенка, то навыка прислушиваться к себе, знать свои желания просто не сформировалось.
Если своим желаниям и нежеланиям никогда не находилось места, они не принимались во внимание близкими людьми, то став взрослым человек скорее по инерции будет их игнорировать, чем постарается научиться чувствовать себя самого и свои потребности.

Жить предсказуемо вообще-то удобно – всегда есть кто-то кто решит за тебя, что ты хочешь на завтрак и обед, какую профессию выбрать и куда устроиться работать. Вот только своя жизнь проходит мимо. Ей не нашлось места.

Долго жить в противовес своей природе довольно затратно. Энергию на жизнь мы черпаем из того, что надо нам самим, из своих желаний и стремлений, а не из «правильных» чужих вариантов.

Тело человека – его база, на нем строится все. Именно тело выдерживает все эмоциональные удары и физические нагрузки, обеспечивает нам возможность функционирования. Тело сдается последним.
Порой чувствительность к себе и своему состоянию настолько привычно низкая, что человек обращает на себя внимание, только когда начинает болеть, «разваливаться».

Не отвечать на грубости мужа или начальника, не спорить с несправедливыми высказываниями в свой адрес, а «слечь» с повышенным давлением.
Не давать отпор слишком назойливым поклонникам, но «вдруг» покрыться прыщами и вызвать отвращение, чтоб сами отстали. Или вес набрать, чтоб не чувствовать уколов со стороны окружающих.

Не замечать своего страха или тревоги, но жить с болями в пояснице, не выносить лифтов и метро или вообще дойти до панических атак.

Несмотря на то, что есть масса таблиц и схем, которые наглядно показывают что от чего болит, в реальной работе с психосоматикой приходится с каждым клиентом индивидуально искать его собственный, неповторимый рисунок невыраженных эмоций, непрожитых чувств, нереализованных желаний, забытых стремлений.
Люди одновременно похожи и не похожи друг на друга, есть общие схемы и есть индивидуальные, особенные, свои пути прохождения по жизни.
Свои особые способы обращаться с самим собой.

Как происходит работа с психологом, если мы имеем дело с психосоматикой?

  1. Важно понимать, что если дело дошло до телесных симптомов, то работа скорее всего будет длительная. Симптомы снять можно быстро, но они вернутся или появятся другие, если не найти причину и не разобраться с ней. А это чаще всего касается образа жизни в целом, и способов обращения с собой и с миром. Такие вещи волшебными таблетками не решаются.
  2. Симптом обычно несет какую-то функциональную нагрузку. Невыплаканные слезы могут проявиться насморком. Но это очень примерное и общее заявление, повторюсь, у каждого человека это что-то свое. Нам вместе с клиентом важно найти что для него делает его тело, когда болеет. Дает ли возможность отдохнуть, расслабиться. Или отвлечься от какой-то ситуации. Или в буквальном смысле пытается прожить, переварить невыносимые переживания, которые не были допущены на эмоциональный уровень.
  3. В связи со всем этим одним из первых помощников в работе с психосоматическими проблемами становится развитие чувствительности к себе.
    Навыки самонаблюдения, фокусировки на своем теле и телесных ощущениях, навык наблюдения за собой и тем, как откликается тело в разных ситуациях, при общении с людьми, выполнении каких-то дел, всплеске эмоций. Что с телом? – это один из важных вопросов, позволяющий развивать чувствительность, учиться замечать себя.

Постепенно можно научиться более тонкому и точному диалогу с самим собой. Научиться не игнорировать себя, глуша симптомы лекарствами, а жить более гармонично.

А если не получается всегда жить по желанию? Если есть и «надо» тоже?
А тогда можно принимать осознанное решение, выбирать свое «надо». Но не ломать себя при этом, а учитывать все – и желания и необходимость.

Этому можно научиться.