Архив категорий С чем я работаю

Автор:Надежда Керова

Личностные кризисы

В жизни каждого человека бывают периодически такие моменты, когда нужно принять решение, разобраться в происходящем, обрести ясность. Самому для себя понять, чего хочется, как жить дальше, куда двигаться.

Так бывает, когда человек оказывается на развилке – окончание школы или ВУЗа, выход из декретного отпуска, увольнение с работы и поиски новой.
Бывает, что необходимо принять важное решение и сделать выбор: эта работа или та, родить ребенка или строить карьеру, уехать или остаться и так далее.

Выборов бывает много, многие из них значимые, влияющие на несколько лет жизни, как минимум. Некоторые из них нельзя потом отменить и переиграть, а значимость для своей жизни бывает велика.

Кроме того, важно бывает отделить свои истинные желания от ложных, чужих, внушенных кем-то когда-то как «правильный» или «подходящий» вариант. Чтобы потом принимать последствия своего решения и проживать свою жизнь, а не чужую.

Принимая решение, неплохо бы знать для самого себя на какие смыслы и жизненные ценности опираешься, что важно, приоритетно, а что вторично.

Эти вопросы могут быть актуальны не только в начале взрослого пути, когда происходит жизненное самоопределение, но и в, так называемой, середине жизни, когда практически каждому человеку важно произвести инвентаризацию собственной жизни в разных ее аспектах, оценить уровень удовлетворенности в разных сферах, прикинуть где и что еще можно успеть исправить или достроить. А может быть круто поменять? Может! Но теперь уже скорее всего только один раз. Набело! На просто «попробовать» времени может уже не быть.
То, что впереди у человека 20 лет, может быть уже недоступно человеку 40 лет. Важно жить в своем возрасте, замечать себя в нем – юность, взросление, зрелость, инволюция… Принимать и признавать ценность каждого возрастного периода, расти не только годами.

Порой бывает сложно признать и принять свой реальный возраст, его ценность, если до этого задержался на каких-то этапах или наоборот слишком убежал вперед и пропустил что-то важное.

Об этом можно сожалеть, горевать и проживать как потерю, но невозможно вернуть. Это как в анекдоте про Хаммер и велосипед: «Если у вас в детстве не было велосипеда, а сейчас есть Хаммер, то у вас все равно в детстве не было велосипеда». И это уже ничто не отменит. Даже Хаммер.

Хорошая новость в том, что практически никогда не поздно заняться знакомством с собой, своей личностью, характером, своей системой ценностей, своим местом в семейной системе и своим функционалом, а также тем насколько все это соотносится с реальными желаниями и стремлениями.
Да, что-то может быть уже недоступно. Но при этом можно обнаруживать что-то другое – не менее ценное.

Автор:Надежда Керова

Психологическая травма, горе

Человеческая жизнь наполнена самыми разными событиями – и радостными и печальными.
Горю в жизни человека, в жизни семьи, всегда отводилось свое, особое, место. Регламент событий, сроки и ритуалы позволяли проживать ситуации потери и перерабатывать, возникающие эмоции, в своем темпе. Не спешить, но и не застревать в них.

Чем выше темп жизни вообще, тем сложнее человеку справляться с неприятными, болезненными событиями, даже если они являются частью жизни – например, со смертью пожилого родственника. Вроде бы ожидаемо, вроде бы почти был готов к этому, но вот что-то пошло не так и не отпускают переживания. Вполне возможно для них не хватило места, времени и погруженности в процесс скорби. И это про нормативное событие – в нашей культуре считается нормальным, что люди умирают в старости.
А если потеря касается не умершего пожилого родственника, а внезапной смерти еще относительно молодого человека или ребенка? Пережить ее намного сложнее.
Каждая потеря переживается своим путем, горевание идет по определенным закономерностям. Если у горюющего человека достаточно поддержки со стороны окружающих, если процесс не блокируется, не замедляется и не ускоряется искусственно, то обычно он проходит естественным путем и без помощи специалиста – психолога.

Горюющий человек последовательно проходит через 5 стадий:
Шок\отрицание, гнев\агрессия, торг\поиск того, что могло бы изменить ситуацию в прошлом, депрессию\уныние и принятие.
Кроме того, процесс горевания часто сопровождается чувством вины.

Есть и другие потери в жизни человека, которые переживаются по той же схеме: развод, расставание, потеря работы, разрыв дружеских отношений и т.д.  Потеря здоровья, увечье.  Перинатальные потери – выкидыш, аборт, замершая беременность – любое из этих событий вносит свой отпечаток в жизнь семьи. Возникающие эмоции важно прожить, найдя для этого время и место в своей душе.

В каких случаях необходима помощь психолога?
Если горевание затянулось и человек застрял на каком-либо этапе.
Если человек совсем не горюет, а пребывает в эйфории – это может говорить о довольно сильном отрицании своей потери и скорее всего приведет впоследствии к замораживанию чувств, что совсем не способствует психическому здоровью и может приводить к психосоматическим проявлениям.
Отложенное горе. Когда сразу после потери не было места скорби, не было возможности соприкоснуться со своими чувствами и посвятить этому время, то горе может словно законсервироваться и проявиться потом, позже. Процесс в таких случаях чаще идет с осложнениями.
Кроме того, помощь психолога может понадобиться тем, кто находится рядом с горюющим. Особенно, если они растеряны и не знают, чем и как поддержать близкого человека или уже измотаны затянувшимся процессом.

Душевная боль может появиться не только в случае с потерей и проживанием горя.
Есть особые ситуации в жизни человека, которые требуют колоссального напряжения и мобилизации ресурсов и при этом не всегда заканчиваются без последствий для психики – это события, приводящие к развитию психологической травмы. Сильный, острый стресс, физическая травма, эмоциональное потрясение, испуг, ситуация морального или физического насилия ….
От чего зависит справится человек сам или понадобится помощь специалиста?
Всегда ли развивается травма?

Если речь идет о шоковой травме, то всегда это острая ситуация, быстро развивающаяся, динамичная и захватывающая человека целиком, вызывающая острую нехватку ресурсов, необходимых чтобы справиться с ней. Не хватило сил, времени, возможности убежать или спрятаться и т.д. Эта ситуация переживается как угроза жизни, угроза целостности тела, личной физической и психической безопасности.

Есть общепринятые примеры шоковых травм: война, теракт, изнасилование… Но травмировать может и другая ситуация, казалось бы, не такая тяжелая. Это будет зависеть от того, как конкретный человек перенес произошедшее. Травмой может стать автомобильная авария. В которой никто не пострадал физически или легко пострадал. Тяжелых травм тела не было, а психотравма есть. Травмировать может и наблюдение тяжелых событий, происходящих с кем-то другим. Например, травли, издевательств, избиений, которым подвергается кто-то другой, не наблюдатель.
В каждом случае важно разбираться отдельно.
Поэтому, если вы предполагаете, что у вас или вашего близкого человека, могут оставаться травматические последствия после перенесенных неприятных ситуаций, лучше обратиться к специалисту за консультацией.

Автор:Надежда Керова

Психосоматика

Высокий темп жизни, необходимость действовать быстро, быстро принимать решения, быстро есть, мало спать, быстро передвигаться по городу. Жить быстро. Все это неизбежно приводит к хроническому, накапливающемуся стрессу.
Привычка жить под грузом множества «должен» и «надо» приводит к тому, что человек все хуже слышит самого себя, свои желания, свои потребности.

А если еще и с самого детства насаждались «правильные» варианты сна, питания, досуга, не предполагающие сверки с мнением ребенка, то навыка прислушиваться к себе, знать свои желания просто не сформировалось.
Если своим желаниям и нежеланиям никогда не находилось места, они не принимались во внимание близкими людьми, то став взрослым человек скорее по инерции будет их игнорировать, чем постарается научиться чувствовать себя самого и свои потребности.

Жить предсказуемо вообще-то удобно – всегда есть кто-то кто решит за тебя, что ты хочешь на завтрак и обед, какую профессию выбрать и куда устроиться работать. Вот только своя жизнь проходит мимо. Ей не нашлось места.

Долго жить в противовес своей природе довольно затратно. Энергию на жизнь мы черпаем из того, что надо нам самим, из своих желаний и стремлений, а не из «правильных» чужих вариантов.

Тело человека – его база, на нем строится все. Именно тело выдерживает все эмоциональные удары и физические нагрузки, обеспечивает нам возможность функционирования. Тело сдается последним.
Порой чувствительность к себе и своему состоянию настолько привычно низкая, что человек обращает на себя внимание, только когда начинает болеть, «разваливаться».

Не отвечать на грубости мужа или начальника, не спорить с несправедливыми высказываниями в свой адрес, а «слечь» с повышенным давлением.
Не давать отпор слишком назойливым поклонникам, но «вдруг» покрыться прыщами и вызвать отвращение, чтоб сами отстали. Или вес набрать, чтоб не чувствовать уколов со стороны окружающих.

Не замечать своего страха или тревоги, но жить с болями в пояснице, не выносить лифтов и метро или вообще дойти до панических атак.

Несмотря на то, что есть масса таблиц и схем, которые наглядно показывают что от чего болит, в реальной работе с психосоматикой приходится с каждым клиентом индивидуально искать его собственный, неповторимый рисунок невыраженных эмоций, непрожитых чувств, нереализованных желаний, забытых стремлений.
Люди одновременно похожи и не похожи друг на друга, есть общие схемы и есть индивидуальные, особенные, свои пути прохождения по жизни.
Свои особые способы обращаться с самим собой.

Как происходит работа с психологом, если мы имеем дело с психосоматикой?

  1. Важно понимать, что если дело дошло до телесных симптомов, то работа скорее всего будет длительная. Симптомы снять можно быстро, но они вернутся или появятся другие, если не найти причину и не разобраться с ней. А это чаще всего касается образа жизни в целом, и способов обращения с собой и с миром. Такие вещи волшебными таблетками не решаются.
  2. Симптом обычно несет какую-то функциональную нагрузку. Невыплаканные слезы могут проявиться насморком. Но это очень примерное и общее заявление, повторюсь, у каждого человека это что-то свое. Нам вместе с клиентом важно найти что для него делает его тело, когда болеет. Дает ли возможность отдохнуть, расслабиться. Или отвлечься от какой-то ситуации. Или в буквальном смысле пытается прожить, переварить невыносимые переживания, которые не были допущены на эмоциональный уровень.
  3. В связи со всем этим одним из первых помощников в работе с психосоматическими проблемами становится развитие чувствительности к себе.
    Навыки самонаблюдения, фокусировки на своем теле и телесных ощущениях, навык наблюдения за собой и тем, как откликается тело в разных ситуациях, при общении с людьми, выполнении каких-то дел, всплеске эмоций. Что с телом? – это один из важных вопросов, позволяющий развивать чувствительность, учиться замечать себя.

Постепенно можно научиться более тонкому и точному диалогу с самим собой. Научиться не игнорировать себя, глуша симптомы лекарствами, а жить более гармонично.

А если не получается всегда жить по желанию? Если есть и «надо» тоже?
А тогда можно принимать осознанное решение, выбирать свое «надо». Но не ломать себя при этом, а учитывать все – и желания и необходимость.

Этому можно научиться.

Автор:Надежда Керова

Дети и родители, трудности в отношениях

Еще до рождения ребенка родители задумываются, о том каким он будет. Не только кто родится, мальчик или девочка, но и на кого будет похож, пытаются угадать его темперамент и будущий характер.
С самого начала, с послеродового периода, родителям и детям приходится адаптироваться к совместной жизни, приспосабливаться друг к другу, учиться взаимопониманию.

Чем младше ребенок, тем больше этой нагрузки падает на родителей – от младенца сложно ожидать понимания. Чем старше ребенок, тем больше к нему правомерных, соответствующих возрасту, требований.

Иногда родителям бывает сложно перестроиться, успеть за взрослением ребенка и тогда, бывает, что требования как к трехлетке, а привилегии и свободы не догоняют. В итоге мама и папа сталкиваются с дополнительными сложностями при проживании семьей детского кризиса трех лет. Кризисы – это нормальное явление, это новая ступенька в развитии ребенка, новые задачи, которые он осваивает.
Иногда переключиться на новый вариант взаимоотношений и новое поведение довольно сложно.
Мешает инерция, стереотипы, уже имеющиеся установки, мифы о родительстве и воспитании.

Чем помогает психолог?
Информационной поддержкой. Это касается закономерностей развития ребенка, особенностей протекания разных возрастных периодов, поведения ребенка.
Прояснением происходящего. Находясь внутри ситуации, бывает довольно сложно находить из нее выход. Это порой напоминает блуждание в лабиринте без фонарика. Психолог, в этом случае – тот, кто подсвечивает путь. За счет диагностики, внешнего нейтрального доброжелательного взгляда.Самое важное — помочь родителю и ребёнку найти точки соприкосновения, а дальше они сами справятся с проблемной ситуацией.

В работе с вопросами, касающимися детско-родительских отношений, я для себя выделяю несколько сфер.

  • Проблема у родителя.
    Мама или папа беспокоится и не может справиться с чем-то – непослушанием ребенка, отсутствием понимания, своей тревогой за ребенка, своими чувствами по отношению к ребенку (злость, отвращение, много или мало любви, обида, ожидания и разочарования…)
    То есть все, что происходит с родителем. Тогда и работаем с родителем, это его поле, его сложности и его возможные изменения.
    Запрос, направленный на улучшение ребенка, попытки сделать его более удобным, заранее обречен на провал.
  • Проблема у ребенка (и у родителя не хватает каких-либо ресурсов для ее решения).
    Это могут быть стрессы, страхи, тревожность, нарушения сна, сложности в общении или учебе, трудности адаптации к садику, школе, новому члену семьи и т.д. Частые заболевания. И многое другое, что приносит дискомфорт именно ребенку.
    С кем работаем? Я лично предпочитаю работать с семьей, с парой родитель + ребенок.
    С меня диагностика и подбор необходимых для решения проблемы инструментов, с родителя – воплощение в жизнь моих рекомендаций.
    Почему так? Просто, потому что в семье ребенок каждый день, а консультации со мной проходят обычно раз в неделю. Этот вариант идеально подходит для несложных, не запущенных случаев и для активных, заинтересованных и ответственных родителей, которые располагают временем и желанием что-то делать.
    Иногда работа может быть непосредственно с ребенком – регулярные визиты раз или два в неделю. Тогда во время занятий мы работаем на разрешение проблемной ситуации. С детьми это всегда в игре, творчестве и немножко в разговорах.
    Но и в этом случае изменения должны происходить и там, где проблема появилась и проявилась – это м.б. семья, детский сад, школа, секция…
  • Проблема касается семьи, а ребенок – симптом, «слабое звено», проявляющее проблему.
    В этом случае по итогам диагностики я могу предложить работу с родителями или всей семьей, поскольку работа прицельно с ребенком малоэффективна. Семья в целом всегда больше, чем один ее представитель. Больше и сильнее и в решении сложностей и в сопротивлении решению проблемы — потому что любая система хочет стабильности.
    Но если изменения важны, то ради них придется поработать.Даже если это будет непросто. Обычно оно того стоит.
Автор:Надежда Керова

Семья, пара, отношения

Каждая семья встречается с разными кризисами на своем жизненном пути. Часть этих кризисов нормативные – нормальные, связанные с новыми жизненными задачами, встающими перед семьей, как системой.
Часть кризисных моментов могут быть в большей степени связаны с личными кризисами и сложностями одного из членов семьи.
В любом случае, если в какую-либо проблему вовлечена вся семья, то и решать ее приходится совместно, разбираясь в том каков вклад в происходящее у каждого члена семейной системы, находя такое решение, которое будет удовлетворять всех и способствовать развитию семьи, переходу на другой этап отношений.

Но если кризисы в целом – это нормальное явление в жизни семьи, то есть и отдельные сложные моменты, справляться с которыми приходится не всем семьям. Кого-то миновала эта чаша.
Итак, чуть подробнее посмотрим на то, с чем приходят семьи к семейному психологу:

Конфликты.
Чаще всего сложности связаны с тем, что люди просто не умеют ссориться и оставаться каждый при своем мнении, не разрушая при этом отношения. Нет определенной культуры конфликта. Нет навыка. Зато этому можно научиться и это большой плюс!
Кроме того, можно заодно научиться договариваться, не продавливая только свою точку зрения, слыша партнера, не манипулируя, но и не сливая себя и свои интересы. Ссориться и договариваться – вещи разные, хотя и взаимосвязанные, необходимо и то, и другое.

Ревность – это проблема, которая затрагивает и ревнивца, и того, кого ревнуют. Иногда ревность про что-то свое личное – неуверенность в своей ценности, своей привлекательности. Иногда она про стремление проконтролировать партнера, про власть в отношениях. Иногда ревность становится патологичной и требуется вмешательство врача-психиатра.
Жить в атмосфере ревности непросто и лучше разбираться с ней как можно скорее, пока она не отравила собой все пространство между супругами.

Измена. Больно, страшно, стыдно. И меж тем за каждой изменой, каждым любовным треугольником стоит своя история отношений, своя история любви, да-да, именно любви. Правда смешанной с виной, страхами, тревогами, невозможностью открыто чего-то желать или делать в отношениях. Измена почти всегда не про секс, а про какой-то другой функционал – что-то полезное для пары. Чтобы разобраться в этом приходится продираться сквозь стыд и смущение, страхи и мифы семейной жизни. Но тем парам, кто рискнул в этом разбираться, словно дается еще один шанс на семейную жизнь. Многим удается этим шансом воспользоваться.

Развод.
Когда люди создают семью, про развод обычно не задумываются. И потом, позже, развод для многих – это такая страшилка для себя или для партнера, чтобы напугать, но все же остаться вместе.  Развод бывает крайней мерой, когда в браке настолько невыносимо, что хочется просто взять и прекратить вот это вот все и больше не мучиться. Во время семейных кризисов развод может показаться спасительным выходом и, как ни странно, помочь сохранить отношения. Просто потому, что, когда знаешь, что можно уйти, можно разрешить себе и другому еще попробовать наладить отношения. Возможность ухода освобождает, дает выбор.
Но это все про развод, который не состоялся.
Я достаточно много работаю с планируемыми и состоявшимися разводами. Завершение отношений – тоже работа и порой очень непростая. Это и проживание потери, и поиск новых смыслов жизни и нового себя в жизни, построение другой реальности, уже без этого человека, с которым связывали отношения. Приходится переосмысливать прошлое, и планировать будущее, не забывая себя в настоящем.

С вопросами семейных отношений я работаю в индивидуальном формате, когда обращается один человек и в формате семейных\парных консультаций, когда на прием приходят оба супруга.

Семейный психолог Надежда Керова. Пермь, 2018г.

Автор:Надежда Керова

Психологическая помощь и поддержка материнства.

Материнство может занимать в жизни женщины немало места и много времени.
Вопросы, переживания, тревоги, связанные с детьми и с собой, как мамой, могут появиться еще до появления детей.
Женщина может задумываться хочет ли она иметь детей и как к этому отнесутся ее близкие. Хочет ли она детей прямо сейчас или когда-то позже, в будущем. Как будут расставлены ее приоритеты – ведь порой приходится выбирать между развитием профессиональной карьеры и рождением ребенка. Будет ли этот выбор свободным или под давлением обстоятельств?
Получится ли решить этот вопрос заранее или придется с ним столкнуться по факту уже наступившей беременности? Страшно и тревожно от того насколько сильно и тотально изменится жизнь с появлением ребенка. Справлюсь ли?
Получится ли забеременеть? Как скажется это на здоровье и внешности? Вопросов может быть масса.
Как видите, ребенка может еще не быть, но женщина, возможно, уже нуждается в помощи психолога, чтобы разобраться в себе и своих жизненных планах.

Следующий этап. Беременность наступила. С этим периодом в жизни женщины и жизни семьи тоже связано немало сложностей. Чудесно, если все благополучно и жизнь просто идет своим чередом. А если не так, как на красивой картинке в журнале? Если ожидание малыша имеет зеленоватое лицо утреннего токсикоза в зеркале и подкашивающиеся от слабости ноги?
Или красные капельки крови, липким тревожным ужасом, сжимающие сердце в страхе потерять того, кто должен, непременно должен родиться?
Ощущение себя сосудом, вместилищем чего-то хрупкого и ценного…
Тяжелеющим день ото дня сосудом. Доходить бы, доносить…

Ожидания, надежды, планы и мечты… Ребенок – каким он будет, мальчиком или девочкой, понравится ли он мне, смогу ли я полюбить младенца? А что будет, если ждала мальчика, а родится девочка?

Роды. Как это будет? Справлюсь ли я с болью? Выдержу ли? А малыш, каково будет ему? А если, если, если…множество тревожных «если» в голове. Где-то фантастических, где-то реальных.
Ожидания, разбившиеся о реальность в родах – одна из болезненных и сокровенных тем, с которой я помогаю разобраться своим клиенткам – молодым мамам. Разделяя пережитые ими боль и страх, тревогу за себя и нерожденного, а потом и родившегося малыша. Исцеляя раны, закрывая теплыми руками болезненный опыт, когда боль юной матери становится ее силой. Ее личной силой, ее ресурсом на будущие роды, в которые она придет уже совсем другой. Или не на роды, а на взаимодействие с ребенком, более полное и глубокое, без разделяющей их, мать и дитя, травматической пропасти сложных родов.

Еще одна важная и непростая тема – не случившееся материнство. Беременность, которая замерла. Выкидыш. Аборт.
Потеря. Во всех случаях потеря.

Разные ситуации, разные желания, разные мотивы…но тело, которое несло в себе зародыша уже никогда не будет прежним, не будет таким как ДО. Тело, которое потеряло, помнит эту потерю и нуждается в ее проживании, даже если сознание не допускает и мысли об этом, даже если эмоции заморожены, чувства выключены и «как будто ничего не было».
Психолог нужен не всем, многие справляются сами. Кто-то ранен больше, кто-то меньше, кто-то почти не задет.
Но если вы так, которая нуждается в помощи, если вашими спутниками стали тревога, вина, стыд, страх … дайте себе эту возможность и приходите на консультацию. Не стоит оставаться один на один с потерей, даже если кроме вас ее никто не заметил и не считает важной. Даже если все считают важной эту потерю, но за ней словно не остается места вам самой. Даже если кажется, что ничего особенного не случилось, но отчего-то болит душа и страдает женская часть жизни. Сделайте шаг навстречу себе.

Обращайтесь!

Надежда Керова, семейный и личный психолог.