Архив метки Психологическая травма

Автор:Надежда Керова

Запрещенная сексуальность. Возвращая утраченное.

Когда появляется женственность и сексуальность в девочке? Где та точка отсчета, про которую можно сказать, что отсюда начала развиваться женщина?

Мы знаем, что путь женщины — это девочка, девушка, женщина… Но где начало?

А сразу при рождении, и не редко, еще до рождения, когда ждали ребенка и желали, чтобы ребенок родился определенного пола — мальчиком или девочкой. Уже тогда происходят события, влияющие, а порой и определяющие то, какой она сложится, эта будущая женщина, как она сама будет воспринимать свою женственность и свою сексуальную природу, как она будет ее нести и проявлять в мире.

Это длинный путь становления собственной сексуальности и отношения к ней. Путь не прямой, со своими извилинками и завитушками, складывающимися из отношения близких и далеких, из взглядов и слов, из убеждений и запретов, одобрения и поддержки.

Сбой может произойти в любом месте.
Порой это грубо и неосторожно остановленная в своем проявлении юная и робко пробующая свои силы женская сексуальность в маленькой девочке, очаровывающей кого-то из близких взрослых мужчин. Именно в контакте с близкими взрослыми мы пробуем что-то делать, как-то проявлять себя, в том числе свою способность очаровывать, соблазнять, нравиться.

Если у взрослого нет своего хорошего контакта с темой секса и принятия собственной сексуальности, то велика вероятность, что любые намеки на ее существование в ребенке приведут взрослого в ужас и захочется все это немедленно прекратить. Даже не желая причинить ребенку вред, не осознавая этого, вылетая из реальности во что-то невыносимое свое.

Порой это бывает жестко настолько, что ребенок замирает. Человек развивается, растет физически, интеллектуально, а его сексуальность спит или заморожена.

Остановить может как близкий человек своего пола, так и противоположного. Часто это мать или отец.

Остановка через сильные, невыносимые для ребенка переживания собственной неуместности, плохости, ужасности, через страх отвержения, ужас потери близких. Сопровождаться может виной, стыдом, страхом, отвращением и прочими неприятными чувствами.

Еще одна жесткая и жестокая остановка развития сексуальности – насилие. Тогда замирание может произойти за счет травмы. И даже не так принципиально важно была ли физическая травма, сильного эмоционального потрясения вполне достаточно, чтобы ребенок сжался, произошла травматическая заморозка.

Что можно со всем этим делать?

Идти к психологу, специалисту по детским травмам, знакомому в том числе с травмами сексуальными. Прорабатывать травматический материал. Возвращая себе свое природное – изящество, живость, яркость, нежность… у каждой женщины своя богатая палитра красок, из которой состоят ее женственность и сексуальность.
Удивительно как ребенок проявляется во взрослом человеке. Почувствовав себя в безопасности, в хорошем, теплом, доверительном контакте, этот ребенок постепенно начинает выглядывать, размораживаться, оживать. И потихоньку, очень осторожно пробовать проявлять себя, словно спрашивая: а мне точно можно тут быть? Правда-правда?

Во взрослой женщине может вдруг начать оживать маленькая девочка лет пяти, которую гневно стыдили мама и бабушка за невинное кокетство с двоюродным дядей на семейном празднике.
Или 7-8 летняя красавица, которую мама забрала из кружка танцев внезапно и навсегда, ничего не объясняя, лишь цедя сквозь поджатые губы, что «эти танцульки до добра не доведут, оттуда выходят испорченные женщины». Или юная девушка лет 12, которую мама отхлестала по щекам за то, что та взяла помаду и накрасив губы, ушла гулять. А папа все видел и промолчал, отстранился.

Эта работа, по возвращению себе отщепленной части личности, бывает непростой и не быстрой. Долгие годы в девочке было что-то запрещенное, скрытое от посторонних глаз и от самой себя. Возвращение этого забытого можно сравнить с возвращением чувствительности ноге, которую отсидели. Сначала больно, просто больно и ничего больше и пошевелиться толком нельзя и функционировать проблематично. Очень хочется в этот момент поберечься, не шевелиться лишний раз. Дать себе время пока нога восстановится. Постепенно можно начинать двигаться и, сначала, движения все еще болезненны и неуклюжи. Но чем дальше, тем лучше все ощущается и получается.

Выход из травматической заморозки, длившейся годами, отчасти похож. Тепло, терпение, время и внимание делают свое дело. Человек оживает. И оживая становится каждый раз немного другим.

 

Психолог Надежда Керова. 24.01.2019. Пермь.

Автор:Надежда Керова

Когда приходит память о прошлом. Детские воспоминания.


Наша память устроена мудро. Важные свойства памяти — запоминать и забывать. Да, забывать тоже важно. Избавляться от лишнего, ненужного или слишком сильно напрягающего на данный момент психику, невыносимого.

Если человеку сложно с чем-то справиться, «переварить» ситуацию, то забывание — тот спасительный выход, когда из ситуации можно «уйти» и закрыть за собой дверь.

Например, маленькие дети быстро забывают плохие события даже если они произошли в этот же день. Порой бесполезно спрашивать малыша как прошел его день в детском саду — толком ничего не скажет.

А если забывание станет привычным механизмом, то малыш не скажет еще долго. До тех пор, пока не попадет в безопасную для себя ситуацию и не пробудет в ней достаточно долго, чтобы восстановиться.

Порой на это уходит не просто несколько лет, а десятилетия.

И что тогда?

Школьник вдруг начинает рассказывать маме, как приходилось давиться невкусным супом в детском саду, потому что воспитательница пригрозила, что выльет его за шиворот.

Или скажет, что сейчас у него есть друзья, а в садике его все дразнили и никто из взрослых не вмешался. И что однажды он больно упал на ледяной комок на площадке, но совсем не плакал, чтобы не заругали и не прогнали с прогулки. И это еще очень легкие варианты «закрытых» воспоминаний.

Зачем эти воспоминания приходят?

Чтобы быть пережитыми, прожитыми и завершенными.

Чтобы вместе с эмоциональным проживанием и осмыслением превратиться в то, что мы называем опытом и жизненным смыслом. Своим личным смыслом и ценностью своей жизни.

Приходят воспоминания тогда, когда уже достаточно безопасно. Когда есть ресурс, чтобы справиться с наплывающими эмоциями и есть тот, с кем можно эти воспоминания разделить, обсудить и превратить для себя в знание о себе. Это может быть специалист – психолог, а может подруга, мама, старшие родственники или просто знакомые, которым человек доверяет.

Что меняется, когда появляется знание о своем прошлом и о себе в этом прошлом?

Знание о себе, своих чувствах тогда, своем способе переживать ситуацию дает большую устойчивость и доверие самому себе.

Доверие в том, чтобы верить себе — маленькому и своему пережитому. Устойчивость за счет ясности произошедшего и разделенности, поддержки, когда «не только я об этом знаю» и могу получить отклик другого человека, которому я важен и который важен мне.

В целом это дает возможность интегрировать, объединить отдельные куски воспоминаний в целостную картинку, возвращающую человеку его детство. Пусть не самое радостное местами, но его личное и тем уже ценное. Дающее ему понимание и себя нынешнего, связанного с собой прошлым. Дающее фундамент, на котором возможны изменения, если вдруг их захочется.

А еще ясность убирает здоровый кусок неопределенности и тревоги, вызванной непониманием происходящего и происходившего. Когда становится понятно, что там в прошлом было и что это не «мне показалось», а было. И каково мне от этого было.

Когда это становится ясным, больше не нужно тратить силы, чтобы держать закрытой дверцу памяти и можно просто жить.

Психолог Надежда Керова, 09.01.2019 г

 

Автор:Надежда Керова

А вы хотите жить в Эквилибриуме?

Может быть вы помните фильм «Эквилибриум» с Кристианом Бейлом в главной роли?
Герой живет в мире, где эмоции признаны вредными для человека, мешающими, лишними. Ведь именно из-за негативных эмоций люди страдают, наносят друг другу физический ущерб, когда разгневаны или хотят отомстить.
Гораздо лучше и спокойнее в мире холодного рассудка. Все логично, все понятно, все правильно – по правилам.
Главное правила уяснить и следовать им.

А эмоции в этом мире научились подавлять с помощью специальных пилюль. Не беда, что эмоции и чувства выключаются сразу все – в том числе радость и грусть, нежность, печаль, любовь…
Зато мир полон порядка. Никто никого не ненавидит, никто не злится, раскачивает на эмоции, всем хорошо, спокойно, ясно, просто и предсказуемо.
В этом мире все, что может вызвать всплеск эмоций под запретом – произведения искусства – картины, музыка, яркие цвета. Ничто не должно нарушать спокойствия.
Страшный выдуманный мир, в котором равновесие поддерживается истреблением всего того, что способно это холодное и спокойное равновесие нарушить.

Иногда человек сам заводит такой мир в своей душе. В какой-то момент говорит себе и миру: «Я больше не буду плакать! Не дождетесь!»
Слишком много душевной боли скопилось, слишком невыносимо жить в мире, где его слезы не принимают, где показать собственную уязвимость – лишь дать еще один повод для насмешек или насилия. Чтобы уберечь себя, сохраниться, человек решает сам регулировать свое душевное равновесие отказом от эмоций в пользу ровного спокойствия. Покрывается корочкой равнодушия, не реагирует. Не обижается, не злится – вместо этого трезво и разумно оценивает ситуацию и действует «от головы». Замораживается, каменеет.
Бережет себя от боли.
Вот только так уж получается, что бережет он себя не только от боли, но и от радости, тепла, заботы, сочувствия… от всего спектра эмоций, от его плюсовой части тоже.
Сам может при этом не заметить, что его холодный расчет и здравый рассудок тоже вдруг оказывается ранящим – других людей или его самого.
Что для одних он, как закрытая коробочка, вызывает любопытство и желание раскрыть, раскопать, добраться до чувствительного нутра. Узнать, где он настоящий, живой и чувствующий. Где находится то место, тот предел чувствительности, где он наконец заплачет.
Потому что любопытно, интересно, местами азартно добраться до сути. И, что тоже важно, потому что так он яснее, а значит безопаснее.

А для других он сам ранящий уже этой закрытостью. Потому что снаружи он может показаться холодным, отстраненным. Кто-то теплый и очень нуждающийся в близости может попытаться согреть его, растопить ледяную корочку. Иногда это даже получается, требуя огромных затрат душевного тепла, времени и терпения. Иногда – нет, и тогда о заледеневшего человека можно пораниться – о его спокойное, холодное «равнодушие», отстраненность. О то, что кажется равнодушием.
Для человека, который когда-то принял решение «не плакать», не чувствовать, не раниться так сильно об этот мир и людей в нем, бывает очень не просто рискнуть оттаять. Он может даже очень хотеть этого, но какая-то часть его души очень хорошо помнит, сколько невыносимой боли там было. Помнит хрупкая и уязвимая детская часть, для которой происходившее в прошлом было избыточно, она не в курсе, что сейчас уже можно по-другому. Там, в душе, все еще страшно, все еще, кажется, опасно открываться.
Что нужно, чтобы оттаять и не умереть при этом от болевого шока эмоций?
Тепло, время, терпение. Внимание к себе, постепенное развитие чувствительности и одновременно навыка обеспечения себе безопасности без моментального возведения железного занавеса и ледяного спокойствия.
Это не быстрая работа. Это искусство маленьких шагов к себе, к раненым частям своей души. Постепенное бережное исцеление.
Зачем?
Чтобы мир стал цветным. Не черно-бело-серым бесцветным и ледяным, а разным. Разноцветным, звучащим, красочным, разнообразным. Мир, в котором можно чувствовать и жить. Просто, потому что в разноцветном мире жить гораздо теплее и интереснее.

Психолог Надежда Керова.
Пермь, 10.12.2018.

Автор:Надежда Керова

Психологическая травма, горе

Человеческая жизнь наполнена самыми разными событиями – и радостными и печальными.
Горю в жизни человека, в жизни семьи, всегда отводилось свое, особое, место. Регламент событий, сроки и ритуалы позволяли проживать ситуации потери и перерабатывать, возникающие эмоции, в своем темпе. Не спешить, но и не застревать в них.

Чем выше темп жизни вообще, тем сложнее человеку справляться с неприятными, болезненными событиями, даже если они являются частью жизни – например, со смертью пожилого родственника. Вроде бы ожидаемо, вроде бы почти был готов к этому, но вот что-то пошло не так и не отпускают переживания. Вполне возможно для них не хватило места, времени и погруженности в процесс скорби. И это про нормативное событие – в нашей культуре считается нормальным, что люди умирают в старости.
А если потеря касается не умершего пожилого родственника, а внезапной смерти еще относительно молодого человека или ребенка? Пережить ее намного сложнее.
Каждая потеря переживается своим путем, горевание идет по определенным закономерностям. Если у горюющего человека достаточно поддержки со стороны окружающих, если процесс не блокируется, не замедляется и не ускоряется искусственно, то обычно он проходит естественным путем и без помощи специалиста – психолога.

Горюющий человек последовательно проходит через 5 стадий:
Шок\отрицание, гнев\агрессия, торг\поиск того, что могло бы изменить ситуацию в прошлом, депрессию\уныние и принятие.
Кроме того, процесс горевания часто сопровождается чувством вины.

Есть и другие потери в жизни человека, которые переживаются по той же схеме: развод, расставание, потеря работы, разрыв дружеских отношений и т.д.  Потеря здоровья, увечье.  Перинатальные потери – выкидыш, аборт, замершая беременность – любое из этих событий вносит свой отпечаток в жизнь семьи. Возникающие эмоции важно прожить, найдя для этого время и место в своей душе.

В каких случаях необходима помощь психолога?
Если горевание затянулось и человек застрял на каком-либо этапе.
Если человек совсем не горюет, а пребывает в эйфории – это может говорить о довольно сильном отрицании своей потери и скорее всего приведет впоследствии к замораживанию чувств, что совсем не способствует психическому здоровью и может приводить к психосоматическим проявлениям.
Отложенное горе. Когда сразу после потери не было места скорби, не было возможности соприкоснуться со своими чувствами и посвятить этому время, то горе может словно законсервироваться и проявиться потом, позже. Процесс в таких случаях чаще идет с осложнениями.
Кроме того, помощь психолога может понадобиться тем, кто находится рядом с горюющим. Особенно, если они растеряны и не знают, чем и как поддержать близкого человека или уже измотаны затянувшимся процессом.

Душевная боль может появиться не только в случае с потерей и проживанием горя.
Есть особые ситуации в жизни человека, которые требуют колоссального напряжения и мобилизации ресурсов и при этом не всегда заканчиваются без последствий для психики – это события, приводящие к развитию психологической травмы. Сильный, острый стресс, физическая травма, эмоциональное потрясение, испуг, ситуация морального или физического насилия ….
От чего зависит справится человек сам или понадобится помощь специалиста?
Всегда ли развивается травма?

Если речь идет о шоковой травме, то всегда это острая ситуация, быстро развивающаяся, динамичная и захватывающая человека целиком, вызывающая острую нехватку ресурсов, необходимых чтобы справиться с ней. Не хватило сил, времени, возможности убежать или спрятаться и т.д. Эта ситуация переживается как угроза жизни, угроза целостности тела, личной физической и психической безопасности.

Есть общепринятые примеры шоковых травм: война, теракт, изнасилование… Но травмировать может и другая ситуация, казалось бы, не такая тяжелая. Это будет зависеть от того, как конкретный человек перенес произошедшее. Травмой может стать автомобильная авария. В которой никто не пострадал физически или легко пострадал. Тяжелых травм тела не было, а психотравма есть. Травмировать может и наблюдение тяжелых событий, происходящих с кем-то другим. Например, травли, издевательств, избиений, которым подвергается кто-то другой, не наблюдатель.
В каждом случае важно разбираться отдельно.
Поэтому, если вы предполагаете, что у вас или вашего близкого человека, могут оставаться травматические последствия после перенесенных неприятных ситуаций, лучше обратиться к специалисту за консультацией.