Архив метки работа с психологом

Автор:Надежда Керова

Душевная боль и ярость на «ровном» месте.

У любого человека могут быть такие моменты в жизни, когда что-то задевает очень сильно, вызывает бурю чувств внутри – буквально захлестывает гнев, обида, несправедливость. Может быть, хочется топать ногами и яростно протестовать: «Это нечестно, нечестно! Я так не хочу!».

обычно при этом во внешнем мире находится человек, который эту эмоциональную бурю спровоцировал. Иногда даже сам не зная о том, что послужил пусковым механизмом. Часто сила и мощь собственной реакции оказывается сюрпризом и для того, у кого внутри взрывается этот вулкан.

Во всех этих ситуациях важно то, что сила реакции не соразмерна ситуации.

Невинная шутка – смертельная обида;

Нейтральное замечание коллеги по работе – паника и ужас от ощущения собственной никчемности, некомпетентности и ожидание полного карьерного краха;

Подруга или любимый человек не отвечает на звонок – гнетущая тоска и ощущение брошености.

Да, вполне возможно, ситуация была не совсем нейтральной, она задевала, но именно несоразмерность собственной реакции может показать, где на самом деле сложность. Сила вашей реакции на ситуацию – это не про ситуацию, не про другого человека в ней. Заряженность эмоциональной реакции – это всегда про вас лично. Другой человек, вольно или невольно, попал в больное, чувствительное место. Ответ в этом случае не ему сейчас, а за сразу все болезненное, что было в прошлом, копилось годами и осталось непрожитым.

Почему так бывает? Вероятно, в прошлом не было ресурса, чтобы пережить те эмоции, которые возникли в сложной для себя ситуации взаимоотношений с кем-то важным. На тот момент проще было заблокировать переживание, убрать «в коробочку», не трогать, не шевелить, беречь себя, обходя сложное место. Постепенно это входит в привычку – оберегая себя, вы бессознательно будете избегать потенциально задевающих ситуаций, избегать негативного опыта. К сожалению, оберегая себя, вы лишаетесь возможности научиться как-то по-другому обходиться со своими чувствами и действовать иначе, зависаете в той точке прошлого, где были заблокированы ваши чувства.

Что обычно делают люди, когда влетают в такую ситуацию?

Можно идти на поводу у своих накопившихся эмоций, и даже несколько раскручивать свой аффективный заряд, выплескивая все что накопилось на тех, кто подвернется. Можно жаловаться, искать поддержки и сочувствия, требовать справедливости (в своем понимании, конечно). То есть целиком уйти в разгневанного и обиженного ребенка в себе – того, кто очень страдает, категорически не согласен с этим и гневно требует, чтобы было по-другому.

К сожалению, поддержка в себе и раскручивание эмоционального заряда не особо полезны и очень истощают. Просто невозможно все время жить на пике эмоций.

Жаловаться тоже не сильно поможет. Несмотря на расхожее мнение о том, что о проблеме нужно рассказать людям, разнести ее по свету и станет легче – это не всегда так. Если речь идет о старой эмоциональной бомбе, то рассказ ее скорее подпитает, а не погасит.

Выплескивать эмоции в пространство, например, в интернете, в социальные сети или форумы — не продуктивно, не дает стойких изменений, только временное облегчение в лучшем случае. Кроме того, это не безопасно — в комментариях может эмоционально раскачать и нет гарантии, что получится собраться.

Что с этим можно делать?

Если что-то задевает очень лично и глубоко, лучше работать с этим, а не говорить.  Если вы узнали себя, наберитесь решимости и проживите свои болезненные вопросы с помощью специалиста. Один на один. С вниманием к вам и вашему внутреннему миру.

Психолог или психотерапевт может помочь безопасно и аккуратно встретиться с вашими болями, которые были заперты. Может помочь узнать, что же на самом деле стоит за яростью и обидой вашего внутреннего разгневанного ребенка. Что маскирует гнев — какие ваши переживания и ожидания от других людей и мира, важные неудовлетворенные потребности. А также какие убеждения не дают отойти от прошлого и двигаться вперед.

Психолог Надежда Керова, 07.01.2020 г, Пермь.

Автор:Надежда Керова

Бестактные вопросы. Почему они задевают и как на них отвечать?

Наверняка практически всем известна классика бестактных вопросов:

«А ты почему еще не замужем?» «А чего ребеночка не заводите?» «А за вторым когда?» «А почему ты в отпуск одна едешь, без мужа?» «А сколько зарабатываешь? А муж сколько?»

И так далее. Вариантов, способных задеть множество. Очень хорошо помню, как молодые мамы на моих лекциях чуть не хором жаловались на вопросы и комментарии по поводу ребенка от всевозможных мимо проходящих тетенек и бабушек «у подъезда».
Эти вопросы всегда внезапны, неприятны, они ошарашивают, вызывают растерянность, порой еще и чувство вины или стыда.
Кроме того, остается неприятный осадок – ведь растерявшись сложно бывает ответить что-то, чтобы достойно выйти из положения, выкрутиться, а не хватать воздух ртом, как выброшенная на берег рыбка. Потом можно продолжать про себя диалог с тем, кто задал вопрос, можно придумать кучу остроумных или хлестких ответов. Но толку то…поезд уже ушел, собеседник уже насладился вашей реакцией. Если, конечно, у него была такая задача – задеть и насладиться. Иногда и намерения такого нет, вопросы были просто дежурным интересом, но случайно попали в больное место и ранили.

Мне кажется, в этой ситуации с неуместными вопросами основное не в том, как ответить и не в том, как смеют все эти люди быть такими бестактными. Не раз замечала, что задевают те вопросы, по поводу которых внутри неспокойно, нет своей четкой позиции по теме, нет ответа на этот вопрос для самого себя. Или же честный ответ самому себе не нравится – тема и вопрос внутренне конфликтные.
Если самого себя поднятая тема разговора не беспокоит, то вопрос не выведет из равновесия, не ранит.  А если тема больная, сложная для себя, проблемная, то почти любой вопрос про это может задевать.

Тогда можно обложиться заготовками ответов, но и они не особенно спасут. Больно то уже от вопроса, а не от качества своего ответа. Собеседник может даже не догадываться, что причиняет боль, но дело уже сделано…чувства всколыхнулись.

Что с этим делать?
По-хорошему, надо разбираться со своими болезненными проблемными темами.
Например: почему я не могу спокойно ответить на вопрос об отпуске, который провела одна? Что в моих собственных убеждениях делает этот отпуск недостаточно хорошим? Чего я стыжусь? Что такое «неправильное» в этом варианте отдыха?
То, что не болит у себя, практически невозможно нарушить вопросом, заданным мимоходом.
Плюс этого подхода в том, что качественная работа с собой и своими болями дает стойкий долгосрочный результат.
Минус – работа может занять время, потребовать внимания к себе и денег, если придется обращаться к специалисту. К тому же в процессе может быть не особо приятно.

Если же нужно быстро, хоть и поверхностно, можно заготавливать ответы и тренировать выдержку. Опыт некоторого количества повторений позволит меньше теряться в сложной ситуации, меньше времени тратить на ориентировку и, возможно, даже вспоминать подходящий ответ своевременно.

Мой любимый вариант ответа в этом случае такой: ответить вопросом «А вы с какой целью интересуетесь?»

Но этот ответ используется, если человек уж очень настойчив и берегов совсем не чует. То есть не отреагировал на останавливающий взгляд, молчаливый уход от ответа, прямое сообщение, что отвечать не хочу. Этот вопрос-ответ может остановить, а может быть приглашением к открытой конфронтации. Прикиньте, готовы ли вы к этому?

Кстати, в опыте заметила, что как только тема перестает быть избыточно чувствительной, так куда-то исчезают все те «прекрасные» люди, которые задавали бестактные вопросы.

Как именно обойтись со своей чувствительностью к неудобным вопросам – решать вам.

 

Психолог Надежда Керова, 25.11.2019г Пермь.

Автор:Надежда Керова

Запрещенная сексуальность. Возвращая утраченное.

Когда появляется женственность и сексуальность в девочке? Где та точка отсчета, про которую можно сказать, что отсюда начала развиваться женщина?

Мы знаем, что путь женщины — это девочка, девушка, женщина… Но где начало?

А сразу при рождении, и не редко, еще до рождения, когда ждали ребенка и желали, чтобы ребенок родился определенного пола — мальчиком или девочкой. Уже тогда происходят события, влияющие, а порой и определяющие то, какой она сложится, эта будущая женщина, как она сама будет воспринимать свою женственность и свою сексуальную природу, как она будет ее нести и проявлять в мире.

Это длинный путь становления собственной сексуальности и отношения к ней. Путь не прямой, со своими извилинками и завитушками, складывающимися из отношения близких и далеких, из взглядов и слов, из убеждений и запретов, одобрения и поддержки.

Сбой может произойти в любом месте.
Порой это грубо и неосторожно остановленная в своем проявлении юная и робко пробующая свои силы женская сексуальность в маленькой девочке, очаровывающей кого-то из близких взрослых мужчин. Именно в контакте с близкими взрослыми мы пробуем что-то делать, как-то проявлять себя, в том числе свою способность очаровывать, соблазнять, нравиться.

Если у взрослого нет своего хорошего контакта с темой секса и принятия собственной сексуальности, то велика вероятность, что любые намеки на ее существование в ребенке приведут взрослого в ужас и захочется все это немедленно прекратить. Даже не желая причинить ребенку вред, не осознавая этого, вылетая из реальности во что-то невыносимое свое.

Порой это бывает жестко настолько, что ребенок замирает. Человек развивается, растет физически, интеллектуально, а его сексуальность спит или заморожена.

Остановить может как близкий человек своего пола, так и противоположного. Часто это мать или отец.

Остановка через сильные, невыносимые для ребенка переживания собственной неуместности, плохости, ужасности, через страх отвержения, ужас потери близких. Сопровождаться может виной, стыдом, страхом, отвращением и прочими неприятными чувствами.

Еще одна жесткая и жестокая остановка развития сексуальности – насилие. Тогда замирание может произойти за счет травмы. И даже не так принципиально важно была ли физическая травма, сильного эмоционального потрясения вполне достаточно, чтобы ребенок сжался, произошла травматическая заморозка.

Что можно со всем этим делать?

Идти к психологу, специалисту по детским травмам, знакомому в том числе с травмами сексуальными. Прорабатывать травматический материал. Возвращая себе свое природное – изящество, живость, яркость, нежность… у каждой женщины своя богатая палитра красок, из которой состоят ее женственность и сексуальность.
Удивительно как ребенок проявляется во взрослом человеке. Почувствовав себя в безопасности, в хорошем, теплом, доверительном контакте, этот ребенок постепенно начинает выглядывать, размораживаться, оживать. И потихоньку, очень осторожно пробовать проявлять себя, словно спрашивая: а мне точно можно тут быть? Правда-правда?

Во взрослой женщине может вдруг начать оживать маленькая девочка лет пяти, которую гневно стыдили мама и бабушка за невинное кокетство с двоюродным дядей на семейном празднике.
Или 7-8 летняя красавица, которую мама забрала из кружка танцев внезапно и навсегда, ничего не объясняя, лишь цедя сквозь поджатые губы, что «эти танцульки до добра не доведут, оттуда выходят испорченные женщины». Или юная девушка лет 12, которую мама отхлестала по щекам за то, что та взяла помаду и накрасив губы, ушла гулять. А папа все видел и промолчал, отстранился.

Эта работа, по возвращению себе отщепленной части личности, бывает непростой и не быстрой. Долгие годы в девочке было что-то запрещенное, скрытое от посторонних глаз и от самой себя. Возвращение этого забытого можно сравнить с возвращением чувствительности ноге, которую отсидели. Сначала больно, просто больно и ничего больше и пошевелиться толком нельзя и функционировать проблематично. Очень хочется в этот момент поберечься, не шевелиться лишний раз. Дать себе время пока нога восстановится. Постепенно можно начинать двигаться и, сначала, движения все еще болезненны и неуклюжи. Но чем дальше, тем лучше все ощущается и получается.

Выход из травматической заморозки, длившейся годами, отчасти похож. Тепло, терпение, время и внимание делают свое дело. Человек оживает. И оживая становится каждый раз немного другим.

 

Психолог Надежда Керова. 24.01.2019. Пермь.

Автор:Надежда Керова

Чувствуя себя.

Возвращение чувствительности к себе и своим потребностям, желаниям, эмоциям – важная часть моей психологической работы с клиентами.
Почему чувствительность к себе – это важно? Потому что она позволяет довольно точно определять самочувствие человека в какой-либо ситуации, его отношение и его желания. Без этого изменение поведения, какие-то действия могут быть совсем не впрок. Толку то активно двигаться, что-то делать, если не знаешь на самом деле чего хочешь получить в итоге.
Суеты много, силы истрачены, а радости или удовлетворения нет. Бывает так?

Поэтому сначала всегда разбираться, что за ситуация прямо сейчас и каково в ней находиться – да, да, это те самые ощущения, чувства, эмоциональное и физическое состояние. Без развитой чувствительности к себе, без навыка самодиагностики своего состояния довольно сложно бывает опознать свой дискомфорт, выделить основное и дать ему название.

Важный этап в работе с проблемной ситуацией — определиться, что из всего того, что сейчас происходит, доставляет дискомфорт и что хочется изменить. И на что другое изменить.
Мало хотеть, чтобы голова от проблем не болела, неплохо бы еще понять, что именно является проблемой, входит ли она в зону влияния клиента – может ли сам человек изменить что-то, и что конкретно, есть ли у него на это ресурсы (силы, время, деньги…). Но это уже следующий шаг.

Как понять, что чувствительность к себе и своим ощущениям, эмоциям, переживаниям нарушена?

Яркий и простой пример в анекдоте про ребенка, которого мама зовет домой с прогулки.
-Мама, я замерз?
— Нет, проголодался.

У этого ребенка мама решает, что ему нужно. Скорее всего, когда он вырастет, то с большим трудом сможет сам определить свои желания, если вообще сможет. Если не развивать навык чувствительности к себе, то можно просто жить по распорядку: есть, пить, спать…и совершенно не задумываться хочется ли реально чего-то или просто «так положено».

Почему чувствительность к себе может быть нарушена? Что может произойти такого, что человек перестает чувствовать себя? Или чувствует острее?

Чувствительность может быть снижена резко – это такая своеобразная «заморозка», когда чувства словно выключаются, существование становится механистичным. Так бывает чаще в случаях с травматичными событиями, наступившими резко, психика включает защитные механизмы, чтобы человек избежал перегрузки.
Чувствительность к себе может понижаться постепенно, как в случае с ребенком из анекдота – ему просто не дают возможности опираться на свои ощущения голода или холода, чувствительность не развивается. Обычно остаются лишь самые «громкие» сигналы, полутонов в ощущениях человек не улавливает.
Иногда, наоборот, человек чувствует окружающий мир очень остро, буквально «оголенными нервами».  Так бывает, если ребенок долгое время живет в нестабильной, резко меняющейся ситуации, когда приходится постоянно быть бдительным, внимательно отслеживать малейшие перемены настроения близких. Потому что в любой момент может случиться взрыв и лучше быть к нему готовым. Очень остро, очень болезненно, с постоянным ожиданием подвоха. И с огромным трудом перенося спокойствие – оно невыносимо своей тишиной.

Что происходит с чувствительностью к себе в работе с психологом?
Обычно сначала выясняется какова она, насколько легко человек может почувствовать себя и описать свои ощущения и свои эмоции.
Чувствительность – не самоцель, она инструмент для лучшего понимания себя в различных ситуациях, помощник в ориентировке и принятии решения, соответствующего себе самому, а не ложным установкам или внушенным ранее, часто уже не имеющим связи с реальностью убеждениям.

Есть и побочный эффект у повышения чувствительности к себе – избирательность.
Например, раньше человек особо не распознавал вкуса пищи, ему было почти все равно, лишь бы поесть, утолить голод. Усиление чувствительности к вкусу, распознавание своего отвращения или наслаждения, удовольствия или дискомфорта приведет к тому, что человек будет выбирать еду по своему вкусу, а не что угодно.
Заодно, бывает, обнаруживается, что для насыщения съесть нужно немного. Но вкусно!
И совсем необязательно давиться нелюбимой едой.

Избирательность может проявиться и в других сферах жизни, не только в питании. В общении с людьми вдруг может выясниться, что кого-то приходилось терпеть и больше этого делать не хочется. Что какие-то развлечения потеряли актуальность и им на смену пришли другие.  Уходит лишнее, чуждое, остается важное, близкое по духу, соответствующее себе.

Чувствовать себя, понимать свои желания и доверять своим ощущениям – это все важно именно для повышения качества жизни, большего удовлетворения от нее.
Психолог Надежда Керова. 21.11.2018.