Архив метки отношения с людьми

Автор:Надежда Керова

Манипуляция человеком снизу. Жалко что ли?

Управлять человеком можно заходя сверху – через власть, силу и снизу – через чувство вины, жалость…

Сегодня хотела бы написать по горячим следам об одном интересном примере – попытке управления снизу через симпатию и жалость.

Мы с подругой пошли в кафе. Обычное семейное кафе, где можно вместе с детьми перекусить, отдохнуть, детям поиграть, мамам пообщаться.

Сделали заказ, дети убежали в детскую зону, сидим общаемся.

Интересное началось, когда официант принес заказы – один был лишний. Совсем лишний – никто из нас не заказывал это блюдо и даже по количеству оно уже не вписывалось никак.
Видимо ошибся, когда записывал заказ. Я предпочитаю думать, что это случайная ошибка, а не намеренная попытка таким рискованным способом повысить чек.
А вот дальше началось самое интересное.

Логично и нормально было бы просто признать, что ошибся и все. Вместо этого официант стал предлагать нам принять это блюдо.

— А может все-таки хотите?
— А может дети захотят?
— А может домой заберете и там кто-нибудь съест? (это вообще шедевр!!)
— Точно не хотите? Ну может все-таки, а?? Жаль, очень жаль…готовили ведь…

В какой-то момент стало очень неуютно. Несколько раз подряд сказанное «нет» и продолжающиеся вопросы вносили явный дискомфорт.
Мне в такие моменты сильно помогает включающийся внутренний Наблюдатель, который спросит: «Что это вообще такое происходит?»

Это была попытка управления снизу. Жалобный тон, слегка виноватое выражение лица, вежливое, но настойчивое упрашивание…
Позже мы с подругой обменялись впечатлениями, обсудили какое именно ощущение возникло у каждой из нас в этом контакте.
Я опишу обобщенный вариант.

Стало жалко. Молодой человек, работает официантом, нагрузка высокая, возможно, устает. Ошибся, с кем не бывает. А ведь ему потом оплачивать этот заказ придется из своего кармана, а зарплата, наверное, небольшая. И вообще он такой милый вроде и симпатичный. И он так просит, разве жалко откликнуться на просьбу.
Появляется ощущение, что мы такие неотзывчивые, жесткие.

При этом некоторое время игнорируется собственное недовольство тем, что вечер начинает портиться — мы в кафе не за этим пришли вообще-то. Довольно сложно может быть даже распознать свое раздражение и злость в ситуации, если собеседник остается милым и славным, когда продавливает ваши границы. А он именно продавливает, вынуждая сделать то, что мы делать не планировали. В данном случае оплатить его ошибку – принять и съесть блюдо, которое изначально не хотелось и, конечно, оплатить его по счету.

Может даже чувство вины появиться – из-за того, что мы не хотим откликнуться на просьбу, человек страдает и мы – причина этого страдания.
Реально в подобных ситуациях чувство вины – перевертыш. И, если оно возникло, то скорее всего относится к каким-то прошлым ситуациям с другими людьми, где оно активно насаждалось и сопротивляться было невозможно, а здесь лишь активируется.

Если вместо вины посмотреть с точки зрения ответственности в ситуации, то все встает на место очень легко.
Кто и какие действия совершил? Каковы последствия этих действий? Кто отвечает за эти последствия? Чья ответственность – тот и отвечает.

Если хочется помочь кому-то, разделить с ним груз ответственности и последствий – пожалуйста. Если это добровольно.
В примере, который я описываю, речь идет скорее о попытке манипуляции, поскольку добровольность закончилась сразу после первого предложения и первого отказа.

Такие рядовые ситуации совсем нередки. Управление другими через жалость, сочувствие, легкую виноватость могут встречаться где угодно.
А начинаются, как правило, в семье, где ребенку внушается, что интересы других людей выше, чем его собственные. Причем внушается это под видом сочувствия другим.

«Ты же сильный, добрый, хороший…». Очень сложно отказаться быть хорошим и выбрать себя. Иногда на это уходят годы терапии. Иногда это делается в критической ситуации, когда выбирают себя вынужденно, потому что слишком много растрачено на других, так много, что себе почти ничего не осталось.

Надежда Керова, психолог Пермь, 04.02.2019.