Архив метки Мама

Автор:Надежда Керова

Женщина и женственность – где найти подлинную себя?

Разные источники определяют «женственность» по-разному. Наполняя это понятие какими-то готовыми характеристиками и относя их к женскому полу. Я бы сказала, что это скорее не про женственность, а про социальные стереотипы и ожидания от девушек и женщин во внешности, поведении, характере и т.д.

Женщина может соответствовать этим ожиданиям и социальным стереотипам, а может отличаться от них.

Я немало сталкивалась в работе с тем, что женщина навязанными образами тяготится, тем более что они разные и периодически меняются. Взять, к примеру, женщину-труженицу из советского периода, женщину-вамп или «интердевочку» из 90-х, ведическую женщину, женщину-руководителя, женщину — спортсменку (ага, гимнастку и метательницу молота)… Они все разные.

Как понять какой образ правильный? Где искать истинную женственность?

Нигде и везде. В себе самой, в глубинах своей души, в ощущениях своего тела, в подлинном и естественном эмоциональном отклике, в отражениях — людях, мире, природе…

Нигде — потому что она уже есть изначально, ее не надо искать, стараться заполучить или научиться быть женщиной.

Везде — потому что так можно знакомиться с собой и своей женской природой, узнавать и признавать себя женщиной.

Я думаю, что одной единственной истинной женственности нет. Есть множество женщин, они разные и по-разному могут проявлять себя.

Женщина родилась собой — этого достаточно.

А дальше лишь знакомство, узнавание, признание и принятие.

В идеале весь этот процесс девочка проходит в семье, с мамой и папой. Мама покажет женский мир, поможет войти в него. С мамой можно понять как быть такой же женщиной, как другие и как быть другой, отличающейся. В женском мире можно получать поддержку и принятие, можно конкурировать, получать признание и признавать других.

Папа покажет мир мужчин, с ним можно научиться распознавать свою дистанцию и свои «да» и «нет». О папу можно «поточить коготки», а потом идти в большой мир, к другим мужчинам.

Но это в идеале или близко к нему.

В реальности бывает очень по-разному.

Мамы и папы не всегда сами знают и умеют быть собой, не всегда выдерживают напряжение этой темы — про мужское и женское, и могут при этом что-то дать своим детям.

Порой родители пугаются, растеряны, сами застыжены … не до детей и их взросления.

И тогда выросшим девочкам приходится как-то самим искать свое место в мире мужчин и женщин, свою женскую идентичность и женственность. Отшлифовывать ее о реальность. Или в работе с психологом убирать горы ненужного мусора, приставшего за годы жизни и отыскивать там подлинную себя. Для себя самой.

Психолог, семейный психолог, Надежда Керова.  14.03.2019

Автор:Надежда Керова

О границах и прическах. Истории со стрижками.

Что значит прическа для подростка? Что это — бунт против всех или свобода выбора и самовыражения?
А может быть один из вариантов проверки своих личных границ и границ другого человека?
И только ли для подростка? На примерах со стрижками хочу поговорить про границы.

Вчера по дороге к парикмахеру разговаривали с сыном о том, о сем…

Рассказала ему о том, как раньше парикмахер запросто могла отказать девочке-подростку в стрижке и потребовать присутствия мамы, если девочка хотела обрезать длинные волосы, например. И на слово могла не поверить, если девочка скажет, что мама не против.

Мой ребенок сильно удивился: «Как так? Это же ее волосы, разве она не может сама решать, как хочет выглядеть и с какой прической ей удобно?»

Здорово, что многим современным детям такие вещи уже не кажутся нормальными. Что их нормы стали другими.

Да, я лично считаю, что если ребенок уверен в том, что его тело принадлежит ему самому и никто не может им распоряжаться, то это хорошо для ребенка — это дает более-менее устойчивое представление о своих телесных границах и об их возможном нарушении.

Зачем это нужно?

Понимание себя и своих границ позволяет скорее заметить их нарушение и свой дискомфорт, не проскакивать этот момент, не пропускать. И тогда, как минимум, есть выбор — потерпеть или сопротивляться. Если ребенок воспринимает нарушение телесных границ как норму, то выбора нет. Сама идея о том, что происходит что-то неправильное даже не возникает, о сопротивлении речь не идет.

Но просто знать свои границы и замечать дискомфорт мало. Важно еще учиться их отстаивать, защищая себя и не разрушая в пепел весь мир вокруг. То есть научиться более-менее гибко обходиться со своими и чужими границами. Своим и чужим комфортом и дискомфортом, рамками, ценностями, правилами, установками.

У истории с прическами и парикмахерами есть продолжение.

Около 15 лет назад, когда я уже была взрослой женщиной и молодой мамой, я жутко устала от длинных волос. Маленький ребенок и уход за ним плохо сочетались с распущенными волосами, а постоянный хвост вызывал напряжение. Я решила постричься и покороче.

Пошла в ближайшую парикмахерскую и услышала ровно то, что слышат многие подростки: «Я не буду это стричь! С ума сошла, такие волосы обрезать!»

Мастер считала, что вправе решать с какими волосами мне жить. Мне, человеку, которого она видит впервые в жизни. Это такое обыденное нарушение личных границ другого человека. Почти незаметное, между делом. Это очень легко пропустить, если нет более-менее тренированного навыка замечать себя и свои чувства в ситуации, сразу, в реальном времени.

Конечно, мне это не понравилось. Это как минимум, неприятно.

А вот дальше возможны варианты: настоять на своем решении, уйти к другому мастеру, согласиться с мастером и просто вернуться домой, отложить временно решение о стрижке, подумать еще…

 

Варианты возможны, когда человек их для себя допускает, когда нет жесткой привязки — только так и никак иначе.

Если же изначально допускается только один вариант развития событий, то человек скорее всего поранится, если столкнется с нарушением в каком-либо виде и стерпит или будет ранить других, жестко отстаивая свое видение.

Чувствительность и внимание к себе можно тренировать, изучая себя и свои реакции в контакте с другими людьми. Навыки общения и, в том числе, гибкого отстаивания границ, можно тренировать.

Это может потребовать времени и усилий, и сопровождения специалиста. Зато, обычно, это существенно улучшает в итоге качество взаимодействия с миром и людьми.

 

Надежда Керова. Психолог, Пермь. 30.01.2019.

Автор:Надежда Керова

Запрещенная сексуальность. Возвращая утраченное.

Когда появляется женственность и сексуальность в девочке? Где та точка отсчета, про которую можно сказать, что отсюда начала развиваться женщина?

Мы знаем, что путь женщины — это девочка, девушка, женщина… Но где начало?

А сразу при рождении, и не редко, еще до рождения, когда ждали ребенка и желали, чтобы ребенок родился определенного пола — мальчиком или девочкой. Уже тогда происходят события, влияющие, а порой и определяющие то, какой она сложится, эта будущая женщина, как она сама будет воспринимать свою женственность и свою сексуальную природу, как она будет ее нести и проявлять в мире.

Это длинный путь становления собственной сексуальности и отношения к ней. Путь не прямой, со своими извилинками и завитушками, складывающимися из отношения близких и далеких, из взглядов и слов, из убеждений и запретов, одобрения и поддержки.

Сбой может произойти в любом месте.
Порой это грубо и неосторожно остановленная в своем проявлении юная и робко пробующая свои силы женская сексуальность в маленькой девочке, очаровывающей кого-то из близких взрослых мужчин. Именно в контакте с близкими взрослыми мы пробуем что-то делать, как-то проявлять себя, в том числе свою способность очаровывать, соблазнять, нравиться.

Если у взрослого нет своего хорошего контакта с темой секса и принятия собственной сексуальности, то велика вероятность, что любые намеки на ее существование в ребенке приведут взрослого в ужас и захочется все это немедленно прекратить. Даже не желая причинить ребенку вред, не осознавая этого, вылетая из реальности во что-то невыносимое свое.

Порой это бывает жестко настолько, что ребенок замирает. Человек развивается, растет физически, интеллектуально, а его сексуальность спит или заморожена.

Остановить может как близкий человек своего пола, так и противоположного. Часто это мать или отец.

Остановка через сильные, невыносимые для ребенка переживания собственной неуместности, плохости, ужасности, через страх отвержения, ужас потери близких. Сопровождаться может виной, стыдом, страхом, отвращением и прочими неприятными чувствами.

Еще одна жесткая и жестокая остановка развития сексуальности – насилие. Тогда замирание может произойти за счет травмы. И даже не так принципиально важно была ли физическая травма, сильного эмоционального потрясения вполне достаточно, чтобы ребенок сжался, произошла травматическая заморозка.

Что можно со всем этим делать?

Идти к психологу, специалисту по детским травмам, знакомому в том числе с травмами сексуальными. Прорабатывать травматический материал. Возвращая себе свое природное – изящество, живость, яркость, нежность… у каждой женщины своя богатая палитра красок, из которой состоят ее женственность и сексуальность.
Удивительно как ребенок проявляется во взрослом человеке. Почувствовав себя в безопасности, в хорошем, теплом, доверительном контакте, этот ребенок постепенно начинает выглядывать, размораживаться, оживать. И потихоньку, очень осторожно пробовать проявлять себя, словно спрашивая: а мне точно можно тут быть? Правда-правда?

Во взрослой женщине может вдруг начать оживать маленькая девочка лет пяти, которую гневно стыдили мама и бабушка за невинное кокетство с двоюродным дядей на семейном празднике.
Или 7-8 летняя красавица, которую мама забрала из кружка танцев внезапно и навсегда, ничего не объясняя, лишь цедя сквозь поджатые губы, что «эти танцульки до добра не доведут, оттуда выходят испорченные женщины». Или юная девушка лет 12, которую мама отхлестала по щекам за то, что та взяла помаду и накрасив губы, ушла гулять. А папа все видел и промолчал, отстранился.

Эта работа, по возвращению себе отщепленной части личности, бывает непростой и не быстрой. Долгие годы в девочке было что-то запрещенное, скрытое от посторонних глаз и от самой себя. Возвращение этого забытого можно сравнить с возвращением чувствительности ноге, которую отсидели. Сначала больно, просто больно и ничего больше и пошевелиться толком нельзя и функционировать проблематично. Очень хочется в этот момент поберечься, не шевелиться лишний раз. Дать себе время пока нога восстановится. Постепенно можно начинать двигаться и, сначала, движения все еще болезненны и неуклюжи. Но чем дальше, тем лучше все ощущается и получается.

Выход из травматической заморозки, длившейся годами, отчасти похож. Тепло, терпение, время и внимание делают свое дело. Человек оживает. И оживая становится каждый раз немного другим.

 

Психолог Надежда Керова. 24.01.2019. Пермь.

Автор:Надежда Керова

Рекомендую книгу. Подросткам и их родителям.

Сегодня я хочу поделиться книгой, точнее впечатлением от нее.
Книгу я покупала для себя еще несколько лет назад. Поставила на полку и несколько позабыла о ней, книг у меня много, темп работы высокий, все прочитать просто не успеваю, беру самое актуальное обычно.
Этой осенью меня о какой-нибудь литературе о подростках спросил сын. Ему, уже забредавшему в мои электронные книги и даже что-то там читавшему, стало интересно про подростковый возраст и его особенности.
Тогда то я и вспомнила о книге, которая явно ждала своего часа.
С покупкой я явно не прогадала. Книга прекрасная. Написана простым и понятным языком. Подросткам о них самих.

Арнхильд Лаувенг
Нечто совсем иное.
Подростки и психическое здоровье.

Первая часть книги — новеллы, короткие рассказы о разных трудностях, которые могут случаться в подростковом возрасте. О здоровье и нездоровье. О том что может происходить с самим подростком или его сверстниками. О том как с этим живется и как справляться.

Вторая часть книги — пояснения. Уже не художественное повествование, а более глубокое объяснение особенностей возраста.
Книга хороша! Рецензия от читателя была одобрительной. Причем эта книга была не проглочена в читательском порыве, как бывало с фантастикой, например, а вдумчиво прочитана и обсуждалась со мной и мужем.
Могу с чистой совестью рекомендовать ее к прочтению подросткам и их родителям. Заодно и темы для обсуждения появятся, что тоже совсем не вредно, если в семье растет подросток.
Подростковый возраст — непростой период для самого подростка, очень уж много изменений приходится проживать одновременно. Трясет как при хорошем землетрясении всю семейную систему, приходится перестраиваться, меняться вместе с сыном или дочерью, оставаясь при этом надежными и устойчивыми. Проживать одновременно массу жизненных задач.
Эта книга может стать подспорьем в непростой жизненный период и пережить кризис несколько проще. Ребенку и родителям она может добавить ясности в происходящее, сделать более понятной ситуацию.
Конечно, одной книгой не обойтись, возможно, понадобятся и другие средства и способы справиться со сложностями. Но можно хотя бы с чего-то начать. Почему бы и не с книги?

Психолог, семейный психолог, Надежда Керова. 13.12.2018

Автор:Надежда Керова

Уже не ребенок, еще не взрослый.

Подростковый возраст – это такое сумеречное время, которое всем дается непросто.
Вот просто представьте себе ситуацию. Мама и ребенок разговаривают.

-Вымой, пожалуйста, посуду.

— Не буду я ничего мыть, я у вас не в рабстве вообще-то. И у меня есть права! У меня выходной, я имею право на отдых и не обязан ничего по дому делать. И нечего меня заставлять, я вам не малыш, чтоб помыкать мной.
Лицо пылает праведным гневом, глаза горят, кулаки сжимаются.
*после этой речи подросток может с независимым видом удалиться.

Мама начинает мыть посуду сама. Неприятно, обидно, но ничего не поделаешь и правда ведь не в рабстве.
Не проходит и 2 минут:

— Муррр!! Ну скажи, что я котик!
* Милейшее существо с ласковой улыбкой появляется в дверях кухни как ни в чем не бывало.

После этого может возникнуть вопрос: Шо это было?
И как с этим «котиком» общаться, если буквально несколько минут назад ни о каких ласковостях вообще речи не было? Куда дели ребенка? И что это за многоликое существо со скверным переменчивым характером появилось на его месте?

А ничего особенного – просто подросток.

Этот период жизни характерен как раз таки многоликостью, взрывными эмоциями, быстрым переключением между разными состояниями. Подросток просто поражает своей переменчивостью, как капризная погода – то солнечно и ясно, то вдруг набежали тучи и разразилась гроза, сверкают молнии, гремит гром, льются дождем слезы…
Ощущение нестабильности разной степени выраженности.

Причем то, что мы видим снаружи – лишь вершина айсберга. Внутри все еще сложнее.

Юному человеку приходится переживать гормональную перестройку, справляться с самыми разными ощущениями в теле, успевать адаптироваться к тому, что тело очень быстро меняется, растет, как-то самому выдерживать перемены собственного настроения и эмоционального состояния. Это огромный труд!
Кроме того, никто не отменяет обычно в это время учебу и требования к ней не снижаются. А вот интерес к учебе может существенно просесть и смениться на активный интерес к общению со сверстниками – в этой сфере значимость контактов и их качество очень высоки. Это ведущая потребность возраста.

Ребенок делает очередной шаг в отделении от родителей. Шаг к самому себе, к своей системе ценностей, которая активно формируется, к познанию себя самого, отдельного от других людей. Шаг из мира семьи к миру других людей.
Эти шаги практически невозможны без проживания не особо приятных чувств – злости, отвращения, одиночества…

Подросток бунтует, становится невыносимым, чтобы через этот бунт и отвратительность проще было отделиться. Уходить, оставаясь милыми, славными и добрыми, гораздо сложнее, может просто не хватить сил оторваться. В агрессии и отвращении заложено много энергии, необходимой для отрыва, отделения.

Потом можно будет вернуться…сильно позже и уже другим. Взрослым человеком, взрослым ребенком своих родителей. На равных.
А сейчас нужен отрыв. И одновременно нужна масса поддержки и принятия себя такого, меняющегося, вредного и противного. Потому что взрослые остаются, а он уходит. Но уходя очень хочет быть уверен, что можно вернуться. Знать, что его примут.
В этом могут помочь родители. Отпускать и одновременно давать понять, что можно уходя возвращаться. Давать возможность злиться и ругаться, не разрушая отношений в хлам. Быть достаточно устойчивыми к эмоциональным бурям ребенка и показывать свою стойкость. Давать достаточно четкую картину своего мира, чтобы, опираясь на нее, подросток мог построить свое. Возможно, совсем другое – это не важно. Важно, что для того, чтобы отстроиться, нужна твердая платформа родительского мира. Мира ценностей, установок, правил.

 

Это непростая работа для всех в семье. Непростой период. Но он точно проходит. И когда совсем тяжело, неплохо бы себе напоминать, что подростковый возраст заканчивается. Что эта война не предполагает победителей, но в ней очень легко проиграть всем, потеряв доверие и близость, потеряв тепло отношений. Если хочется их сохранить, приходится принимать правила игры на ближайшие несколько лет. Быть кем-то стабильным в бушующем мире подростка, подсвечивая фонариком его сумеречный мир.

Еще хорошо бы помнить, что родитель – тоже человек, у которого есть нервы. И при всем понимании и терпении, родитель тоже нуждается в отдыхе от бурь, в поддержке и помощи.

 

Психолог Надежда Керова. Пермь, 02.12.2018.

Автор:Надежда Керова

Когда все закончилось «хорошо» — 1. Роды в радости?

Существует масса текстов с рекомендациями о том, как пережить ситуации, которые закончились «плохо». Потеря, смерть, болезнь, травма….
Я тоже пишу об этом и работаю с тяжелыми переживаниями, осложняющими человеку жизнь.
Сейчас я хочу написать о других ситуациях. О тех, что закончились «хорошо». И о том, что почему-то бывает очень плохо и сложно оправиться от пережитого несмотря на хороший финал.
Как это бывает:

У Наташи была прекрасная беременность, желанная, запланированная. Она, как говорят, ходила легко, ее жизнь ничто не омрачало, вся семья готовилась к появлению младенчика.
Плохо стало уже в родах. Врачи говорили про что-то с плацентой, про гипоксию, про то сердцебиение… С какого-то момента Наташа перестала понимать, что они говорят – лишь беспомощно оглядывалась на мужа, который все время был рядом. Ее разум совершенно не слушался и не хотел вникать в происходящее, а в эмоциональном мире Наташи происходила катастрофа — она теряла ребенка.
Потуга, вторая, третья… крик ребенка… 7-8 по Апгар…
-Мамочка, у вас прекрасная дочка! Поздравляем!

Но Наташа не здесь. Она не может радоваться. Она все еще там: где плацента, гипоксия и она медленно теряет ребенка.
Она растерянно поворачивается к мужу и слышит: «Ну что ты, все же хорошо». Ее в этом «хорошо» нет. Она в другом месте. Там, где есть ее «плохо».
Что произошло? Было слишком много напряжения, слишком много неизвестности, непредсказуемости результата. Старайся – не старайся, мало на что можешь повлиять, беспомощна и слаба. Да еще те, кто рядом — говорят что-то, нагоняют тревоги… Такое напряжение и одновременно с ним бессилие выдержать сложно. Срабатывает предохранитель в психике — в некоторых случаях запускается проживание потери, как будто она уже случилась. Слишком было тяжело и страшно находиться в неизвестности.
А потом: хлоп, изменение ситуации. Все благополучно, ребенок родился, жив и здоров. Только его мама уже в другом потоке. Чтобы переключиться нужно время и возможность осознать, а куда она, собственно, попала, в какое переживание. Если не дать время и возможность, начать тормошить и торопить, то велика вероятность, что женщина застрянет где-то между. И потерю не проживет, в которую уже начала погружаться – она ж видит ребенка живого. И радоваться не сможет в полную силу, поскольку переживания ее ужаса, ее тревоги, ее потери никуда не делись.
Сумеречная зона.
Когда ко мне приходят клиентки с подобными ситуациями, не только про роды, но часто про детей, мы начинаем разматывать клубочек, распутывать ниточки событий и сплетать их заново, без узелков и разрывов. Возвращая женщине ее жизнь, ее материнство, ее горечь и ее радость. Давая всему этому место и время.

Семейный психолог Надежда Керова.
27.10.2018 г.

Автор:Надежда Керова

Мама в клетке

Несколько лет назад я вела психологическую группу для мам в декрете «Право на работу. Право на поддержку».

Поднимались разные вопросы, связанные с материнством, отношениями в семье и, конечно, работой для женщины в декрете. Эти проблемы по-прежнему актуальны для многих.

Часто женщинам во время декретного отпуска не хватает сил, времени, энергии, отдыха, свободного времени… много чего не хватает.
Особенно  возможности самой решать как будет организована ее жизнь, не жизнь ребенка, мужа или семьи в целом, а лично ее – женщины.  Не хватает права на выбор: сидеть дома с детьми, работать полный день, зная при этом, что с ребенком все в порядке или работать часть дня и часть дня проводить дома с ребенком.

Выбор и свобода — важные вещи, которых многие женщины в декрете лишены.

Очень страшно бывает обнаружить себя словно запертой в квартире. Даже если хотелось проводить время с родным и любимым ребенком, но без возможности выбирать, без возможности заняться чем-то еще ребенок может вызывать раздражение. Ведь, кажется, так просто — это же он причина того, что приходится сидеть дома.

А некоторым добрые люди из числа родных и близких, а порой и совсем посторонних, еще щедро добавляют чувство вины, пристыживают, вещают из позиции сверху разные «правильные» советы — чаще всего бесполезные конкретной женщине. Просто, потому что советчика женщина не интересует, не интересны ее жизненные обстоятельства, ее реальность и ее желания – интересен он сам, красиво советующий.

Здесь уже можно скептически сказать, что госпожа психолог оторвалась от реальности.

Что в реальной жизни женщина вынуждена жить не по своему выбору и своим желаниям, а чтобы выжить. Что жизнь диктуют обстоятельства, а не желания. А обстоятельства могут быть весьма грустными: муж – добытчик и от него зависит вся семья, помощников нет или за помощь приходится расплачиваться такими горькими упреками, что лучше без помощи потерпеть, детского сада для ребенка нет и не предвидится.
Кажется, мы попадаем в этом месте в ловушку беспомощности и безнадеги. Женщина выглядит слабой и, словно пушинка на ветру, беспомощной во власти обстоятельств.
В таких случаях я обычно предлагаю все равно прислушаться к себе, прочувствовать себя саму и свои желания, а затем посмотреть, где и в чем она еще свободна и у нее есть возможность на что-то влиять.
Зачем? Чтобы женщина могла вернуть себе контроль над своей жизнью. Пусть в малом для начала. Иногда это малое укореняет, придает сил и становится большой отправной точкой для будущих перемен.
Психолог, семейный психолог, Надежда Керова. Пермь. 26.10.2018 г.