Архив метки личные границы

Автор:Надежда Керова

Бестактные вопросы. Почему они задевают и как на них отвечать?

Наверняка практически всем известна классика бестактных вопросов:

«А ты почему еще не замужем?» «А чего ребеночка не заводите?» «А за вторым когда?» «А почему ты в отпуск одна едешь, без мужа?» «А сколько зарабатываешь? А муж сколько?»

И так далее. Вариантов, способных задеть множество. Очень хорошо помню, как молодые мамы на моих лекциях чуть не хором жаловались на вопросы и комментарии по поводу ребенка от всевозможных мимо проходящих тетенек и бабушек «у подъезда».
Эти вопросы всегда внезапны, неприятны, они ошарашивают, вызывают растерянность, порой еще и чувство вины или стыда.
Кроме того, остается неприятный осадок – ведь растерявшись сложно бывает ответить что-то, чтобы достойно выйти из положения, выкрутиться, а не хватать воздух ртом, как выброшенная на берег рыбка. Потом можно продолжать про себя диалог с тем, кто задал вопрос, можно придумать кучу остроумных или хлестких ответов. Но толку то…поезд уже ушел, собеседник уже насладился вашей реакцией. Если, конечно, у него была такая задача – задеть и насладиться. Иногда и намерения такого нет, вопросы были просто дежурным интересом, но случайно попали в больное место и ранили.

Мне кажется, в этой ситуации с неуместными вопросами основное не в том, как ответить и не в том, как смеют все эти люди быть такими бестактными. Не раз замечала, что задевают те вопросы, по поводу которых внутри неспокойно, нет своей четкой позиции по теме, нет ответа на этот вопрос для самого себя. Или же честный ответ самому себе не нравится – тема и вопрос внутренне конфликтные.
Если самого себя поднятая тема разговора не беспокоит, то вопрос не выведет из равновесия, не ранит.  А если тема больная, сложная для себя, проблемная, то почти любой вопрос про это может задевать.

Тогда можно обложиться заготовками ответов, но и они не особенно спасут. Больно то уже от вопроса, а не от качества своего ответа. Собеседник может даже не догадываться, что причиняет боль, но дело уже сделано…чувства всколыхнулись.

Что с этим делать?
По-хорошему, надо разбираться со своими болезненными проблемными темами.
Например: почему я не могу спокойно ответить на вопрос об отпуске, который провела одна? Что в моих собственных убеждениях делает этот отпуск недостаточно хорошим? Чего я стыжусь? Что такое «неправильное» в этом варианте отдыха?
То, что не болит у себя, практически невозможно нарушить вопросом, заданным мимоходом.
Плюс этого подхода в том, что качественная работа с собой и своими болями дает стойкий долгосрочный результат.
Минус – работа может занять время, потребовать внимания к себе и денег, если придется обращаться к специалисту. К тому же в процессе может быть не особо приятно.

Если же нужно быстро, хоть и поверхностно, можно заготавливать ответы и тренировать выдержку. Опыт некоторого количества повторений позволит меньше теряться в сложной ситуации, меньше времени тратить на ориентировку и, возможно, даже вспоминать подходящий ответ своевременно.

Мой любимый вариант ответа в этом случае такой: ответить вопросом «А вы с какой целью интересуетесь?»

Но этот ответ используется, если человек уж очень настойчив и берегов совсем не чует. То есть не отреагировал на останавливающий взгляд, молчаливый уход от ответа, прямое сообщение, что отвечать не хочу. Этот вопрос-ответ может остановить, а может быть приглашением к открытой конфронтации. Прикиньте, готовы ли вы к этому?

Кстати, в опыте заметила, что как только тема перестает быть избыточно чувствительной, так куда-то исчезают все те «прекрасные» люди, которые задавали бестактные вопросы.

Как именно обойтись со своей чувствительностью к неудобным вопросам – решать вам.

 

Психолог Надежда Керова, 25.11.2019г Пермь.

Автор:Надежда Керова

Возвращение к внутреннему ребенку. Личный опыт.

Размышляла сегодня о своей работе. Я работаю с людьми уже больше 20 лет. Каждая моя работа наложила свой отпечаток, большой или маленький, и повлияла на мое отношение к людям, мое мировоззрение и систему ценностей. С этим багажом я живу и работаю сейчас.

Моей первой работой, летней подработкой сразу после школы, был детский садик. Я работала няней.

Интересно то, что это был тот самый детский садик, в который я ходила, будучи ребенком. Так уж сложилось, что и работать пришлось в той группе, в которую я сама когда-то ходила. Воспитатель правда была другая — молоденькая выпускница педагогического института. Зато в соседней группе работала «старая знакомая» — она казалась старой еще во времена моего садичного детства, десять лет спустя она почти не изменилась — худая, сгорбленная, с громким визгливым голосом. Она казалась злой даже если молчала, а уж если начинала говорить … кажется тихо говорить она не умела, ее речь не зависимо от громкости всегда была криком.

Я пришла в садик сотрудницей, мне было уже не 5-6-7 лет, а 17 лет, но практически сразу нахлынули воспоминания. Я ее жутко боялась! В моем детстве эта женщина была воспитателем соседней группы, в мою иногда приходила на подмену. В такие дни все старались быть тише воды и ниже травы — страшно же!! Я не могу вспомнить была ли она как-то особенно жестока, но боялись ее сильно заранее, превентивно. От того как она говорила-кричала было уже очень страшно. В ней не было тепла, внимания и уважения к детям, которое нам щедро дарили наши воспитатели. Она была скорее надзирателем.

Сначала я окунулась в свой детский страх, рядом с этой женщиной привычно в ужасе сжималось тело — телесная память штука такая, устойчивая.

А потом, в какой-то момент, я увидела ее другую. Она сама была комком страха и тревоги. Она боялась родителей, боялась начальства, боялась СЭС…она всех боялась, говорила заискивающим голосом, очень старалась не ошибиться в разговорах с ними. Не боялась только детей, их, как возможную причину всех других ее страхов, она не боялась, а ненавидела.

Это было страшно, но страшно по-другому. Страшно тем, что человек провел жизнь в таком напряжении, работал без радости и удовлетворения, без любви к своему делу, без уважения к себе и другим.

Мой детский ужас прошел, осталась печаль. Я была потрясена тем насколько по-другому может видеть все это ребенок, насколько дети внутри ситуации более уязвимы и беззащитны. Порой уязвимы даже уже будучи взрослыми, просто потому что где-то внутри все еще есть маленькая девочка, которая помнит, как может кричать некрасивая, страшная женщина, а девочка может только сжаться в ужасе, потому что ответить нечем, ресурсов еще нет. И далеко не все могут посмотреть на свой детский страх взрослыми глазами, с другой позицией и другими ресурсами, когда ты уже взрослый, тебя уже нельзя просто взять и поставить в угол в туалете босыми ногами на холодный кафель в тихий час. Когда в тихий час можно сидеть за одним столом и пить чай.

 

Как этот опыт влияет на мою работу сейчас? Я очень хорошо вижу и чувствую маленьких детей, которыми плохо. Независимо сколько этим детям лет по паспорту.

Я умею помочь ребенку обрести достаточно ресурса и поддержки для обеспечения собственной безопасности. Сначала рядом со мной, затем самому для себя. Чтобы можно было просто жить, дышать, действовать и не сжиматься в ужасе рядом со «страшными воспитателями» кем бы они не были в реальной жизни.

Психолог, семейный психолог, Надежда Керова. 03.04.2019. Пермь.

Автор:Надежда Керова

Достижение и не достижение цели. Можно ли управлять подсознанием?

Недавно в интернете мне попалась короткая видео лекция по достижению цели. Лекция была простая, понятная, излагалась душевно – приятно слушать. Сначала приятно.

Автор слегка коснулся SMART модели целеполагания.
SMART  — это аббревиатура, которая используется в менеджменте и для определения целей и постановки задач. В первых буквах этой аббревиатуры зашифрованы критерии, которым должна соответствовать цель, если она правильно сформирована.
Цель должна быть: Конкретна, Измерима, Достижима, Актуальна, Ограничена сроком.
Считается, что именно эти критерии наиболее полно отражают все самое важное, что должна содержать «правильная» цель и это поможет в ее достижении.

Второй важный момент, который был отмечен и с которым я полностью согласна – способ, который помогает в достижении цели. Съешь слона по кусочкам. Старый, добрый, проверенный метод разделения большой цели на более мелкие этапы и разбивка на задачи с привязкой по времени. Это действительно помогает в достижении большой цели и не так сильно выматывает, как долгое движение без остановок и подведения промежуточных итогов.

А вот потом в лекции началось интересное изложение относительно влияния бессознательных процессов психики, которые способны тормозить достижение цели. Собственно, именно мое несогласие с этой частью и побудило меня записать свои размышления.

Автор лекции по целеполаганию и достижению цели предложил просто не соглашаться с тем, что там человеку диктует бессознательное. Замечать свое сопротивление и отметать его, как несущественный фактор. Но это просто не реальное предложение, не имеющее под собой никаких оснований.  Фактически автор предлагает игнорировать работу собственного мозга.

Но бессознательное на то и является чем-то, что не попадает в зону осознавания, что его невозможно просто так взять и отодвинуть в сторону. Оно оказывает свое влияние незаметно.

Есть такой анекдот про женщину, сидящую на диете:
Целый день терпела без еды, только кефир пила – разгружалась. Все хорошо, все замечательно.
Вечером пошла на кухню водички попить, потом провал – ничего не помню, очнулась, запивая котлеты борщом.

Этот анекдот – отличная иллюстрация работы бессознательного! Оно реально именно так и работает, вдруг выключается контроль и осознавание происходящего. И человек, который упорно шел к своей цели вдруг срывается и не достигает ее, иногда в шаге от финиша.
Если представить всю нашу психику в виде айсберга, то сознание там будет вершиной, а все остальное, скрытое в глубинах – бессознательным. Соотношение явно не в пользу сознания. По большей части в нашей жизни сознание и бессознательные процессы не конфликтуют между собой, влияние скрытых структур не особо заметно и не мешает жить. Но иногда, что-то происходит «вдруг, на ровном месте» и это бывает сложно объяснить самому себе и как-то понять. Бывает, так проявляют себя скрытые мотивы, направленные на недостижение цели. Почему так происходит важно разбираться в каждом случае отдельно. Несмотря на то, что ситуации могут быть похожими, все люди разные, со своим уникальным опытом и своим путем формирования личностной структуры, поэтому и причины, и решения у каждого свои.

Заставлять себя, подстегивать, больше и сильнее контролировать, игнорировать свое сопротивление – не поможет! Только хуже будет. Это как сжатая пружина, либо сломается, либо так отдачей щелкнет, что мало не покажется.

Берегите себя.
Если в вашей жизни на пути к цели что-то происходит «вдруг» и достижение срывается, вы можете обратиться к специалисту-психологу или психотерапевту и разобраться с происходящим.

 

Психолог Надежда Керова. 21.03.2019. Пермь.

Автор:Надежда Керова

Манипуляция человеком снизу. Жалко что ли?

Управлять человеком можно заходя сверху – через власть, силу и снизу – через чувство вины, жалость…

Сегодня хотела бы написать по горячим следам об одном интересном примере – попытке управления снизу через симпатию и жалость.

Мы с подругой пошли в кафе. Обычное семейное кафе, где можно вместе с детьми перекусить, отдохнуть, детям поиграть, мамам пообщаться.

Сделали заказ, дети убежали в детскую зону, сидим общаемся.

Интересное началось, когда официант принес заказы – один был лишний. Совсем лишний – никто из нас не заказывал это блюдо и даже по количеству оно уже не вписывалось никак.
Видимо ошибся, когда записывал заказ. Я предпочитаю думать, что это случайная ошибка, а не намеренная попытка таким рискованным способом повысить чек.
А вот дальше началось самое интересное.

Логично и нормально было бы просто признать, что ошибся и все. Вместо этого официант стал предлагать нам принять это блюдо.

— А может все-таки хотите?
— А может дети захотят?
— А может домой заберете и там кто-нибудь съест? (это вообще шедевр!!)
— Точно не хотите? Ну может все-таки, а?? Жаль, очень жаль…готовили ведь…

В какой-то момент стало очень неуютно. Несколько раз подряд сказанное «нет» и продолжающиеся вопросы вносили явный дискомфорт.
Мне в такие моменты сильно помогает включающийся внутренний Наблюдатель, который спросит: «Что это вообще такое происходит?»

Это была попытка управления снизу. Жалобный тон, слегка виноватое выражение лица, вежливое, но настойчивое упрашивание…
Позже мы с подругой обменялись впечатлениями, обсудили какое именно ощущение возникло у каждой из нас в этом контакте.
Я опишу обобщенный вариант.

Стало жалко. Молодой человек, работает официантом, нагрузка высокая, возможно, устает. Ошибся, с кем не бывает. А ведь ему потом оплачивать этот заказ придется из своего кармана, а зарплата, наверное, небольшая. И вообще он такой милый вроде и симпатичный. И он так просит, разве жалко откликнуться на просьбу.
Появляется ощущение, что мы такие неотзывчивые, жесткие.

При этом некоторое время игнорируется собственное недовольство тем, что вечер начинает портиться — мы в кафе не за этим пришли вообще-то. Довольно сложно может быть даже распознать свое раздражение и злость в ситуации, если собеседник остается милым и славным, когда продавливает ваши границы. А он именно продавливает, вынуждая сделать то, что мы делать не планировали. В данном случае оплатить его ошибку – принять и съесть блюдо, которое изначально не хотелось и, конечно, оплатить его по счету.

Может даже чувство вины появиться – из-за того, что мы не хотим откликнуться на просьбу, человек страдает и мы – причина этого страдания.
Реально в подобных ситуациях чувство вины – перевертыш. И, если оно возникло, то скорее всего относится к каким-то прошлым ситуациям с другими людьми, где оно активно насаждалось и сопротивляться было невозможно, а здесь лишь активируется.

Если вместо вины посмотреть с точки зрения ответственности в ситуации, то все встает на место очень легко.
Кто и какие действия совершил? Каковы последствия этих действий? Кто отвечает за эти последствия? Чья ответственность – тот и отвечает.

Если хочется помочь кому-то, разделить с ним груз ответственности и последствий – пожалуйста. Если это добровольно.
В примере, который я описываю, речь идет скорее о попытке манипуляции, поскольку добровольность закончилась сразу после первого предложения и первого отказа.

Такие рядовые ситуации совсем нередки. Управление другими через жалость, сочувствие, легкую виноватость могут встречаться где угодно.
А начинаются, как правило, в семье, где ребенку внушается, что интересы других людей выше, чем его собственные. Причем внушается это под видом сочувствия другим.

«Ты же сильный, добрый, хороший…». Очень сложно отказаться быть хорошим и выбрать себя. Иногда на это уходят годы терапии. Иногда это делается в критической ситуации, когда выбирают себя вынужденно, потому что слишком много растрачено на других, так много, что себе почти ничего не осталось.

Надежда Керова, психолог Пермь, 04.02.2019.

Автор:Надежда Керова

О границах и прическах. Истории со стрижками.

Что значит прическа для подростка? Что это — бунт против всех или свобода выбора и самовыражения?
А может быть один из вариантов проверки своих личных границ и границ другого человека?
И только ли для подростка? На примерах со стрижками хочу поговорить про границы.

Вчера по дороге к парикмахеру разговаривали с сыном о том, о сем…

Рассказала ему о том, как раньше парикмахер запросто могла отказать девочке-подростку в стрижке и потребовать присутствия мамы, если девочка хотела обрезать длинные волосы, например. И на слово могла не поверить, если девочка скажет, что мама не против.

Мой ребенок сильно удивился: «Как так? Это же ее волосы, разве она не может сама решать, как хочет выглядеть и с какой прической ей удобно?»

Здорово, что многим современным детям такие вещи уже не кажутся нормальными. Что их нормы стали другими.

Да, я лично считаю, что если ребенок уверен в том, что его тело принадлежит ему самому и никто не может им распоряжаться, то это хорошо для ребенка — это дает более-менее устойчивое представление о своих телесных границах и об их возможном нарушении.

Зачем это нужно?

Понимание себя и своих границ позволяет скорее заметить их нарушение и свой дискомфорт, не проскакивать этот момент, не пропускать. И тогда, как минимум, есть выбор — потерпеть или сопротивляться. Если ребенок воспринимает нарушение телесных границ как норму, то выбора нет. Сама идея о том, что происходит что-то неправильное даже не возникает, о сопротивлении речь не идет.

Но просто знать свои границы и замечать дискомфорт мало. Важно еще учиться их отстаивать, защищая себя и не разрушая в пепел весь мир вокруг. То есть научиться более-менее гибко обходиться со своими и чужими границами. Своим и чужим комфортом и дискомфортом, рамками, ценностями, правилами, установками.

У истории с прическами и парикмахерами есть продолжение.

Около 15 лет назад, когда я уже была взрослой женщиной и молодой мамой, я жутко устала от длинных волос. Маленький ребенок и уход за ним плохо сочетались с распущенными волосами, а постоянный хвост вызывал напряжение. Я решила постричься и покороче.

Пошла в ближайшую парикмахерскую и услышала ровно то, что слышат многие подростки: «Я не буду это стричь! С ума сошла, такие волосы обрезать!»

Мастер считала, что вправе решать с какими волосами мне жить. Мне, человеку, которого она видит впервые в жизни. Это такое обыденное нарушение личных границ другого человека. Почти незаметное, между делом. Это очень легко пропустить, если нет более-менее тренированного навыка замечать себя и свои чувства в ситуации, сразу, в реальном времени.

Конечно, мне это не понравилось. Это как минимум, неприятно.

А вот дальше возможны варианты: настоять на своем решении, уйти к другому мастеру, согласиться с мастером и просто вернуться домой, отложить временно решение о стрижке, подумать еще…

 

Варианты возможны, когда человек их для себя допускает, когда нет жесткой привязки — только так и никак иначе.

Если же изначально допускается только один вариант развития событий, то человек скорее всего поранится, если столкнется с нарушением в каком-либо виде и стерпит или будет ранить других, жестко отстаивая свое видение.

Чувствительность и внимание к себе можно тренировать, изучая себя и свои реакции в контакте с другими людьми. Навыки общения и, в том числе, гибкого отстаивания границ, можно тренировать.

Это может потребовать времени и усилий, и сопровождения специалиста. Зато, обычно, это существенно улучшает в итоге качество взаимодействия с миром и людьми.

 

Надежда Керова. Психолог, Пермь. 30.01.2019.