Архив метки эмоциональная чувствительность

Автор:Надежда Керова

Возвращение к внутреннему ребенку. Личный опыт.

Размышляла сегодня о своей работе. Я работаю с людьми уже больше 20 лет. Каждая моя работа наложила свой отпечаток, большой или маленький, и повлияла на мое отношение к людям, мое мировоззрение и систему ценностей. С этим багажом я живу и работаю сейчас.

Моей первой работой, летней подработкой сразу после школы, был детский садик. Я работала няней.

Интересно то, что это был тот самый детский садик, в который я ходила, будучи ребенком. Так уж сложилось, что и работать пришлось в той группе, в которую я сама когда-то ходила. Воспитатель правда была другая — молоденькая выпускница педагогического института. Зато в соседней группе работала «старая знакомая» — она казалась старой еще во времена моего садичного детства, десять лет спустя она почти не изменилась — худая, сгорбленная, с громким визгливым голосом. Она казалась злой даже если молчала, а уж если начинала говорить … кажется тихо говорить она не умела, ее речь не зависимо от громкости всегда была криком.

Я пришла в садик сотрудницей, мне было уже не 5-6-7 лет, а 17 лет, но практически сразу нахлынули воспоминания. Я ее жутко боялась! В моем детстве эта женщина была воспитателем соседней группы, в мою иногда приходила на подмену. В такие дни все старались быть тише воды и ниже травы — страшно же!! Я не могу вспомнить была ли она как-то особенно жестока, но боялись ее сильно заранее, превентивно. От того как она говорила-кричала было уже очень страшно. В ней не было тепла, внимания и уважения к детям, которое нам щедро дарили наши воспитатели. Она была скорее надзирателем.

Сначала я окунулась в свой детский страх, рядом с этой женщиной привычно в ужасе сжималось тело — телесная память штука такая, устойчивая.

А потом, в какой-то момент, я увидела ее другую. Она сама была комком страха и тревоги. Она боялась родителей, боялась начальства, боялась СЭС…она всех боялась, говорила заискивающим голосом, очень старалась не ошибиться в разговорах с ними. Не боялась только детей, их, как возможную причину всех других ее страхов, она не боялась, а ненавидела.

Это было страшно, но страшно по-другому. Страшно тем, что человек провел жизнь в таком напряжении, работал без радости и удовлетворения, без любви к своему делу, без уважения к себе и другим.

Мой детский ужас прошел, осталась печаль. Я была потрясена тем насколько по-другому может видеть все это ребенок, насколько дети внутри ситуации более уязвимы и беззащитны. Порой уязвимы даже уже будучи взрослыми, просто потому что где-то внутри все еще есть маленькая девочка, которая помнит, как может кричать некрасивая, страшная женщина, а девочка может только сжаться в ужасе, потому что ответить нечем, ресурсов еще нет. И далеко не все могут посмотреть на свой детский страх взрослыми глазами, с другой позицией и другими ресурсами, когда ты уже взрослый, тебя уже нельзя просто взять и поставить в угол в туалете босыми ногами на холодный кафель в тихий час. Когда в тихий час можно сидеть за одним столом и пить чай.

 

Как этот опыт влияет на мою работу сейчас? Я очень хорошо вижу и чувствую маленьких детей, которыми плохо. Независимо сколько этим детям лет по паспорту.

Я умею помочь ребенку обрести достаточно ресурса и поддержки для обеспечения собственной безопасности. Сначала рядом со мной, затем самому для себя. Чтобы можно было просто жить, дышать, действовать и не сжиматься в ужасе рядом со «страшными воспитателями» кем бы они не были в реальной жизни.

Психолог, семейный психолог, Надежда Керова. 03.04.2019. Пермь.

Автор:Надежда Керова

Женщина и женственность – где найти подлинную себя?

Разные источники определяют «женственность» по-разному. Наполняя это понятие какими-то готовыми характеристиками и относя их к женскому полу. Я бы сказала, что это скорее не про женственность, а про социальные стереотипы и ожидания от девушек и женщин во внешности, поведении, характере и т.д.

Женщина может соответствовать этим ожиданиям и социальным стереотипам, а может отличаться от них.

Я немало сталкивалась в работе с тем, что женщина навязанными образами тяготится, тем более что они разные и периодически меняются. Взять, к примеру, женщину-труженицу из советского периода, женщину-вамп или «интердевочку» из 90-х, ведическую женщину, женщину-руководителя, женщину — спортсменку (ага, гимнастку и метательницу молота)… Они все разные.

Как понять какой образ правильный? Где искать истинную женственность?

Нигде и везде. В себе самой, в глубинах своей души, в ощущениях своего тела, в подлинном и естественном эмоциональном отклике, в отражениях — людях, мире, природе…

Нигде — потому что она уже есть изначально, ее не надо искать, стараться заполучить или научиться быть женщиной.

Везде — потому что так можно знакомиться с собой и своей женской природой, узнавать и признавать себя женщиной.

Я думаю, что одной единственной истинной женственности нет. Есть множество женщин, они разные и по-разному могут проявлять себя.

Женщина родилась собой — этого достаточно.

А дальше лишь знакомство, узнавание, признание и принятие.

В идеале весь этот процесс девочка проходит в семье, с мамой и папой. Мама покажет женский мир, поможет войти в него. С мамой можно понять как быть такой же женщиной, как другие и как быть другой, отличающейся. В женском мире можно получать поддержку и принятие, можно конкурировать, получать признание и признавать других.

Папа покажет мир мужчин, с ним можно научиться распознавать свою дистанцию и свои «да» и «нет». О папу можно «поточить коготки», а потом идти в большой мир, к другим мужчинам.

Но это в идеале или близко к нему.

В реальности бывает очень по-разному.

Мамы и папы не всегда сами знают и умеют быть собой, не всегда выдерживают напряжение этой темы — про мужское и женское, и могут при этом что-то дать своим детям.

Порой родители пугаются, растеряны, сами застыжены … не до детей и их взросления.

И тогда выросшим девочкам приходится как-то самим искать свое место в мире мужчин и женщин, свою женскую идентичность и женственность. Отшлифовывать ее о реальность. Или в работе с психологом убирать горы ненужного мусора, приставшего за годы жизни и отыскивать там подлинную себя. Для себя самой.

Психолог, семейный психолог, Надежда Керова.  14.03.2019

Автор:Надежда Керова

Манипуляция человеком снизу. Жалко что ли?

Управлять человеком можно заходя сверху – через власть, силу и снизу – через чувство вины, жалость…

Сегодня хотела бы написать по горячим следам об одном интересном примере – попытке управления снизу через симпатию и жалость.

Мы с подругой пошли в кафе. Обычное семейное кафе, где можно вместе с детьми перекусить, отдохнуть, детям поиграть, мамам пообщаться.

Сделали заказ, дети убежали в детскую зону, сидим общаемся.

Интересное началось, когда официант принес заказы – один был лишний. Совсем лишний – никто из нас не заказывал это блюдо и даже по количеству оно уже не вписывалось никак.
Видимо ошибся, когда записывал заказ. Я предпочитаю думать, что это случайная ошибка, а не намеренная попытка таким рискованным способом повысить чек.
А вот дальше началось самое интересное.

Логично и нормально было бы просто признать, что ошибся и все. Вместо этого официант стал предлагать нам принять это блюдо.

— А может все-таки хотите?
— А может дети захотят?
— А может домой заберете и там кто-нибудь съест? (это вообще шедевр!!)
— Точно не хотите? Ну может все-таки, а?? Жаль, очень жаль…готовили ведь…

В какой-то момент стало очень неуютно. Несколько раз подряд сказанное «нет» и продолжающиеся вопросы вносили явный дискомфорт.
Мне в такие моменты сильно помогает включающийся внутренний Наблюдатель, который спросит: «Что это вообще такое происходит?»

Это была попытка управления снизу. Жалобный тон, слегка виноватое выражение лица, вежливое, но настойчивое упрашивание…
Позже мы с подругой обменялись впечатлениями, обсудили какое именно ощущение возникло у каждой из нас в этом контакте.
Я опишу обобщенный вариант.

Стало жалко. Молодой человек, работает официантом, нагрузка высокая, возможно, устает. Ошибся, с кем не бывает. А ведь ему потом оплачивать этот заказ придется из своего кармана, а зарплата, наверное, небольшая. И вообще он такой милый вроде и симпатичный. И он так просит, разве жалко откликнуться на просьбу.
Появляется ощущение, что мы такие неотзывчивые, жесткие.

При этом некоторое время игнорируется собственное недовольство тем, что вечер начинает портиться — мы в кафе не за этим пришли вообще-то. Довольно сложно может быть даже распознать свое раздражение и злость в ситуации, если собеседник остается милым и славным, когда продавливает ваши границы. А он именно продавливает, вынуждая сделать то, что мы делать не планировали. В данном случае оплатить его ошибку – принять и съесть блюдо, которое изначально не хотелось и, конечно, оплатить его по счету.

Может даже чувство вины появиться – из-за того, что мы не хотим откликнуться на просьбу, человек страдает и мы – причина этого страдания.
Реально в подобных ситуациях чувство вины – перевертыш. И, если оно возникло, то скорее всего относится к каким-то прошлым ситуациям с другими людьми, где оно активно насаждалось и сопротивляться было невозможно, а здесь лишь активируется.

Если вместо вины посмотреть с точки зрения ответственности в ситуации, то все встает на место очень легко.
Кто и какие действия совершил? Каковы последствия этих действий? Кто отвечает за эти последствия? Чья ответственность – тот и отвечает.

Если хочется помочь кому-то, разделить с ним груз ответственности и последствий – пожалуйста. Если это добровольно.
В примере, который я описываю, речь идет скорее о попытке манипуляции, поскольку добровольность закончилась сразу после первого предложения и первого отказа.

Такие рядовые ситуации совсем нередки. Управление другими через жалость, сочувствие, легкую виноватость могут встречаться где угодно.
А начинаются, как правило, в семье, где ребенку внушается, что интересы других людей выше, чем его собственные. Причем внушается это под видом сочувствия другим.

«Ты же сильный, добрый, хороший…». Очень сложно отказаться быть хорошим и выбрать себя. Иногда на это уходят годы терапии. Иногда это делается в критической ситуации, когда выбирают себя вынужденно, потому что слишком много растрачено на других, так много, что себе почти ничего не осталось.

Надежда Керова, психолог Пермь, 04.02.2019.

Автор:Надежда Керова

О границах и прическах. Истории со стрижками.

Что значит прическа для подростка? Что это — бунт против всех или свобода выбора и самовыражения?
А может быть один из вариантов проверки своих личных границ и границ другого человека?
И только ли для подростка? На примерах со стрижками хочу поговорить про границы.

Вчера по дороге к парикмахеру разговаривали с сыном о том, о сем…

Рассказала ему о том, как раньше парикмахер запросто могла отказать девочке-подростку в стрижке и потребовать присутствия мамы, если девочка хотела обрезать длинные волосы, например. И на слово могла не поверить, если девочка скажет, что мама не против.

Мой ребенок сильно удивился: «Как так? Это же ее волосы, разве она не может сама решать, как хочет выглядеть и с какой прической ей удобно?»

Здорово, что многим современным детям такие вещи уже не кажутся нормальными. Что их нормы стали другими.

Да, я лично считаю, что если ребенок уверен в том, что его тело принадлежит ему самому и никто не может им распоряжаться, то это хорошо для ребенка — это дает более-менее устойчивое представление о своих телесных границах и об их возможном нарушении.

Зачем это нужно?

Понимание себя и своих границ позволяет скорее заметить их нарушение и свой дискомфорт, не проскакивать этот момент, не пропускать. И тогда, как минимум, есть выбор — потерпеть или сопротивляться. Если ребенок воспринимает нарушение телесных границ как норму, то выбора нет. Сама идея о том, что происходит что-то неправильное даже не возникает, о сопротивлении речь не идет.

Но просто знать свои границы и замечать дискомфорт мало. Важно еще учиться их отстаивать, защищая себя и не разрушая в пепел весь мир вокруг. То есть научиться более-менее гибко обходиться со своими и чужими границами. Своим и чужим комфортом и дискомфортом, рамками, ценностями, правилами, установками.

У истории с прическами и парикмахерами есть продолжение.

Около 15 лет назад, когда я уже была взрослой женщиной и молодой мамой, я жутко устала от длинных волос. Маленький ребенок и уход за ним плохо сочетались с распущенными волосами, а постоянный хвост вызывал напряжение. Я решила постричься и покороче.

Пошла в ближайшую парикмахерскую и услышала ровно то, что слышат многие подростки: «Я не буду это стричь! С ума сошла, такие волосы обрезать!»

Мастер считала, что вправе решать с какими волосами мне жить. Мне, человеку, которого она видит впервые в жизни. Это такое обыденное нарушение личных границ другого человека. Почти незаметное, между делом. Это очень легко пропустить, если нет более-менее тренированного навыка замечать себя и свои чувства в ситуации, сразу, в реальном времени.

Конечно, мне это не понравилось. Это как минимум, неприятно.

А вот дальше возможны варианты: настоять на своем решении, уйти к другому мастеру, согласиться с мастером и просто вернуться домой, отложить временно решение о стрижке, подумать еще…

 

Варианты возможны, когда человек их для себя допускает, когда нет жесткой привязки — только так и никак иначе.

Если же изначально допускается только один вариант развития событий, то человек скорее всего поранится, если столкнется с нарушением в каком-либо виде и стерпит или будет ранить других, жестко отстаивая свое видение.

Чувствительность и внимание к себе можно тренировать, изучая себя и свои реакции в контакте с другими людьми. Навыки общения и, в том числе, гибкого отстаивания границ, можно тренировать.

Это может потребовать времени и усилий, и сопровождения специалиста. Зато, обычно, это существенно улучшает в итоге качество взаимодействия с миром и людьми.

 

Надежда Керова. Психолог, Пермь. 30.01.2019.

Автор:Надежда Керова

Запрещенная сексуальность. Возвращая утраченное.

Когда появляется женственность и сексуальность в девочке? Где та точка отсчета, про которую можно сказать, что отсюда начала развиваться женщина?

Мы знаем, что путь женщины — это девочка, девушка, женщина… Но где начало?

А сразу при рождении, и не редко, еще до рождения, когда ждали ребенка и желали, чтобы ребенок родился определенного пола — мальчиком или девочкой. Уже тогда происходят события, влияющие, а порой и определяющие то, какой она сложится, эта будущая женщина, как она сама будет воспринимать свою женственность и свою сексуальную природу, как она будет ее нести и проявлять в мире.

Это длинный путь становления собственной сексуальности и отношения к ней. Путь не прямой, со своими извилинками и завитушками, складывающимися из отношения близких и далеких, из взглядов и слов, из убеждений и запретов, одобрения и поддержки.

Сбой может произойти в любом месте.
Порой это грубо и неосторожно остановленная в своем проявлении юная и робко пробующая свои силы женская сексуальность в маленькой девочке, очаровывающей кого-то из близких взрослых мужчин. Именно в контакте с близкими взрослыми мы пробуем что-то делать, как-то проявлять себя, в том числе свою способность очаровывать, соблазнять, нравиться.

Если у взрослого нет своего хорошего контакта с темой секса и принятия собственной сексуальности, то велика вероятность, что любые намеки на ее существование в ребенке приведут взрослого в ужас и захочется все это немедленно прекратить. Даже не желая причинить ребенку вред, не осознавая этого, вылетая из реальности во что-то невыносимое свое.

Порой это бывает жестко настолько, что ребенок замирает. Человек развивается, растет физически, интеллектуально, а его сексуальность спит или заморожена.

Остановить может как близкий человек своего пола, так и противоположного. Часто это мать или отец.

Остановка через сильные, невыносимые для ребенка переживания собственной неуместности, плохости, ужасности, через страх отвержения, ужас потери близких. Сопровождаться может виной, стыдом, страхом, отвращением и прочими неприятными чувствами.

Еще одна жесткая и жестокая остановка развития сексуальности – насилие. Тогда замирание может произойти за счет травмы. И даже не так принципиально важно была ли физическая травма, сильного эмоционального потрясения вполне достаточно, чтобы ребенок сжался, произошла травматическая заморозка.

Что можно со всем этим делать?

Идти к психологу, специалисту по детским травмам, знакомому в том числе с травмами сексуальными. Прорабатывать травматический материал. Возвращая себе свое природное – изящество, живость, яркость, нежность… у каждой женщины своя богатая палитра красок, из которой состоят ее женственность и сексуальность.
Удивительно как ребенок проявляется во взрослом человеке. Почувствовав себя в безопасности, в хорошем, теплом, доверительном контакте, этот ребенок постепенно начинает выглядывать, размораживаться, оживать. И потихоньку, очень осторожно пробовать проявлять себя, словно спрашивая: а мне точно можно тут быть? Правда-правда?

Во взрослой женщине может вдруг начать оживать маленькая девочка лет пяти, которую гневно стыдили мама и бабушка за невинное кокетство с двоюродным дядей на семейном празднике.
Или 7-8 летняя красавица, которую мама забрала из кружка танцев внезапно и навсегда, ничего не объясняя, лишь цедя сквозь поджатые губы, что «эти танцульки до добра не доведут, оттуда выходят испорченные женщины». Или юная девушка лет 12, которую мама отхлестала по щекам за то, что та взяла помаду и накрасив губы, ушла гулять. А папа все видел и промолчал, отстранился.

Эта работа, по возвращению себе отщепленной части личности, бывает непростой и не быстрой. Долгие годы в девочке было что-то запрещенное, скрытое от посторонних глаз и от самой себя. Возвращение этого забытого можно сравнить с возвращением чувствительности ноге, которую отсидели. Сначала больно, просто больно и ничего больше и пошевелиться толком нельзя и функционировать проблематично. Очень хочется в этот момент поберечься, не шевелиться лишний раз. Дать себе время пока нога восстановится. Постепенно можно начинать двигаться и, сначала, движения все еще болезненны и неуклюжи. Но чем дальше, тем лучше все ощущается и получается.

Выход из травматической заморозки, длившейся годами, отчасти похож. Тепло, терпение, время и внимание делают свое дело. Человек оживает. И оживая становится каждый раз немного другим.

 

Психолог Надежда Керова. 24.01.2019. Пермь.

Автор:Надежда Керова

По мотивам фильма «Женщины». Любовный треугольник и не только.

Сегодня я посмотрела фильм «Женщины» — не старый советский, который нежно люблю уже давно, а картину 2008 года выпуска с Мег Райан в главной роли.
Удивительно! Этот фильм попался мне случайно, когда я искала что бы посмотреть между делом за рукоделием, но он оказался удачным выбором.
Мало того что смотреть было интересно, так еще и написать об этом захотелось.
Этот фильм о многом из того, с чем я сталкиваюсь в своей работе семейного психолога.
Измена, любовный треугольник, причем показанный с точки зрения жены и любовницы, и краешком описывающий переживания мужчины.
Довольно емко отображено как непросто пережить измену, сколько усилий требуется, чтобы заметить каков вклад каждого из супругов в сложившуюся ситуацию. Как сложно отказаться от позиции невинной жертвы обстоятельств жене, которой изменяет муж, и взглянуть на свою жизнь как на что-то, созданное своими руками.
Как непросто быть любовницей женатого мужчины. Когда вроде бы сначала почти королева, с триумфом смотрящая на «проигравшую» женщину, а потом стремительно теряющая устойчивость, как только отношения с мужчиной становятся другими, более значимыми.
Как непросто переживается расставание, какими усилиями дается пересмотр собственной жизни главной героине.
Как она вдруг обнаруживает, что долгие годы очень старалась быть хорошей – хорошей женой, мамой, дочерью своих родителей, хорошей подругой … хорошей для всех кроме себя.
Как растеряла себя и свои желания в потоке «правильной», ровной и упорядоченной жизни.
А когда опомнилась, обнаружила, что жизнь разбивается на осколки, больно режущие по самому сердцу.
Здорово, что у героини фильма хватило сил и решимости, чтобы взглянуть в глаза реальности и пересмотреть свой способ жить. И не просто пересмотреть, но и начать менять свою жизнь.

Отдельная небольшая линия в фильме посвящена девочке-подростку, которая мало того, что сталкивается с обычными подростковыми сложностями, так еще и оказывается где-то на периферии, разрушающейся семьи. Как важен в этот период хороший доверительный контакт с кем-то взрослым и устойчивым, кто при этом не отец и не мать, с кем можно говорить обо всем откровенно. Задавать вопросы, не натыкаясь на стену смущенного молчания или ужас в глазах родителя, который не знает как поговорить о сексе, курении, отношениях и других важных темах. В фильме такой устойчивой и грамотной взрослой была подруга матери – достаточно мудрая и деликатная.

В конце фильма мы видим успешную, живую, яркую женщину. Женщину, которая рискнула пойти по пути возвращения себе авторства своей жизни, по пути к своим мечтам, соответствия своим желаниям. Ее усилия оправдали себя.

Кому бы я рекомендовала этот фильм?
Женщинам! В первую очередь именно женщинам. Я описала точно не все сюжетные линии, лишь то, что на данный момент больше перекликается с моей работой. Но там еще много интересного.
Фильм может быть по-своему терапевтичен, возможно, кого-то наведет на размышления.
Его стоит посмотреть. А если узнаете в героине себя и захотите изменений, добро пожаловать на консультацию.

Психолог, семейный психолог, Надежда Керова. 25.12.2018. Пермь.

Автор:Надежда Керова

Старые вещи, привычки, страхи… Какая от них польза?

Всего несколько дней назад было зимнее солнцестояние – самый короткий световой день и самая длинная ночь. Завершился один солнечный цикл и начался новый, дни по капельке становятся длиннее. Здравствуй. Солнце.
Для меня, человека чувствительного к световому дню, это имеет значение. Наши биологические часы, если они не совсем забиты ритмами городской жизни, довольно чувствительны к свету и сезонным изменениям природы. Зима – период, когда что-то отмирает, что-то засыпает и в периоде покоя зреет для новой жизни, нового начала.
Хороший период для избавления от старого и ненужного, для вызревания новых планов и проектов.
Если еще не делали ничего, пусть даже ритуального, еще не поздно.
И, если уж говорить про ритуалы, можно вычищая мусор, выбрасывая ненужные вещи, символически перетрясти и выбросить мусор эмоциональный, устаревшие привычки и убеждения. Причем иногда это проще сделать мысленно «прицепив» привычку или мешающее убеждение к старой вещи и отправить их в мусорку вместе.
Например: вместе с этой старой футболкой я выбрасываю привычку опаздывать.
Или так: вместе с этой блузкой я выбрасываю тоску по несбывшемуся желанию…
Можно не брать что-то слишком крупное, начать с мелочей. И помнить, что от того, что пока еще ценно, пока еще выполняет какую-то важную функцию, даже если оно мешает и кажется лишним, избавиться сложно. Просто так это (привычка, страх, убеждение, эмоция) не уйдет. Пока есть что-то, что их удерживает, они остаются.
Если все же хочется избавиться, надо разбираться что держит.
Опаздываю, чтобы что?
Тоскую по чему в своем прошлом? Не «почему» в значении по какой причине, а «по чему» в значении по чему такому важному для меня.
Боюсь выступать перед аудиторией – чем мне помогает этот страх?
Убеждена, что не справлюсь с более крупной должностью – что дает мне это убеждение?

И так далее…

Вот и получается, что даже при большом желании избавиться от «лишнего» приходится это лишнее проверять на функциональность и скрытую ценность. Для такой проверки – ревизии период тоже подходящий. Чтобы пришло что-то новое, ему нужно освободить место.

Психолог Надежда Керова, 24.12.2018.

Автор:Надежда Керова

Чувствуя себя.

Возвращение чувствительности к себе и своим потребностям, желаниям, эмоциям – важная часть моей психологической работы с клиентами.
Почему чувствительность к себе – это важно? Потому что она позволяет довольно точно определять самочувствие человека в какой-либо ситуации, его отношение и его желания. Без этого изменение поведения, какие-то действия могут быть совсем не впрок. Толку то активно двигаться, что-то делать, если не знаешь на самом деле чего хочешь получить в итоге.
Суеты много, силы истрачены, а радости или удовлетворения нет. Бывает так?

Поэтому сначала всегда разбираться, что за ситуация прямо сейчас и каково в ней находиться – да, да, это те самые ощущения, чувства, эмоциональное и физическое состояние. Без развитой чувствительности к себе, без навыка самодиагностики своего состояния довольно сложно бывает опознать свой дискомфорт, выделить основное и дать ему название.

Важный этап в работе с проблемной ситуацией — определиться, что из всего того, что сейчас происходит, доставляет дискомфорт и что хочется изменить. И на что другое изменить.
Мало хотеть, чтобы голова от проблем не болела, неплохо бы еще понять, что именно является проблемой, входит ли она в зону влияния клиента – может ли сам человек изменить что-то, и что конкретно, есть ли у него на это ресурсы (силы, время, деньги…). Но это уже следующий шаг.

Как понять, что чувствительность к себе и своим ощущениям, эмоциям, переживаниям нарушена?

Яркий и простой пример в анекдоте про ребенка, которого мама зовет домой с прогулки.
-Мама, я замерз?
— Нет, проголодался.

У этого ребенка мама решает, что ему нужно. Скорее всего, когда он вырастет, то с большим трудом сможет сам определить свои желания, если вообще сможет. Если не развивать навык чувствительности к себе, то можно просто жить по распорядку: есть, пить, спать…и совершенно не задумываться хочется ли реально чего-то или просто «так положено».

Почему чувствительность к себе может быть нарушена? Что может произойти такого, что человек перестает чувствовать себя? Или чувствует острее?

Чувствительность может быть снижена резко – это такая своеобразная «заморозка», когда чувства словно выключаются, существование становится механистичным. Так бывает чаще в случаях с травматичными событиями, наступившими резко, психика включает защитные механизмы, чтобы человек избежал перегрузки.
Чувствительность к себе может понижаться постепенно, как в случае с ребенком из анекдота – ему просто не дают возможности опираться на свои ощущения голода или холода, чувствительность не развивается. Обычно остаются лишь самые «громкие» сигналы, полутонов в ощущениях человек не улавливает.
Иногда, наоборот, человек чувствует окружающий мир очень остро, буквально «оголенными нервами».  Так бывает, если ребенок долгое время живет в нестабильной, резко меняющейся ситуации, когда приходится постоянно быть бдительным, внимательно отслеживать малейшие перемены настроения близких. Потому что в любой момент может случиться взрыв и лучше быть к нему готовым. Очень остро, очень болезненно, с постоянным ожиданием подвоха. И с огромным трудом перенося спокойствие – оно невыносимо своей тишиной.

Что происходит с чувствительностью к себе в работе с психологом?
Обычно сначала выясняется какова она, насколько легко человек может почувствовать себя и описать свои ощущения и свои эмоции.
Чувствительность – не самоцель, она инструмент для лучшего понимания себя в различных ситуациях, помощник в ориентировке и принятии решения, соответствующего себе самому, а не ложным установкам или внушенным ранее, часто уже не имеющим связи с реальностью убеждениям.

Есть и побочный эффект у повышения чувствительности к себе – избирательность.
Например, раньше человек особо не распознавал вкуса пищи, ему было почти все равно, лишь бы поесть, утолить голод. Усиление чувствительности к вкусу, распознавание своего отвращения или наслаждения, удовольствия или дискомфорта приведет к тому, что человек будет выбирать еду по своему вкусу, а не что угодно.
Заодно, бывает, обнаруживается, что для насыщения съесть нужно немного. Но вкусно!
И совсем необязательно давиться нелюбимой едой.

Избирательность может проявиться и в других сферах жизни, не только в питании. В общении с людьми вдруг может выясниться, что кого-то приходилось терпеть и больше этого делать не хочется. Что какие-то развлечения потеряли актуальность и им на смену пришли другие.  Уходит лишнее, чуждое, остается важное, близкое по духу, соответствующее себе.

Чувствовать себя, понимать свои желания и доверять своим ощущениям – это все важно именно для повышения качества жизни, большего удовлетворения от нее.
Психолог Надежда Керова. 21.11.2018.