Архив за месяц Ноябрь 2019

Автор:Надежда Керова

Иногда только в отпуске можно понять, как же сильно вы устали.

Наступили длинные выходные или отпуск и только спустя несколько дней стало явно заметно как же сильно вы устали. Вроде уже отдых, уже все, можно наслаждаться, но именно тогда вас вдруг, словно бетонной плитой, придавило усталостью. Странное, пугающее даже, ощущение. Казалось бы, ты в отпуске – давай, жги, отдохни по полной программе, так, как мечталось долгими рабочими днями и вечерами. Почему-то не получается…

Почему так — расскажу на своем примере. Эта рубашка близка моему телу.
Мне было 20 с хвостиком, я была молода, полна сил и желания работать и зарабатывать. В те времена на моей работе, станции «скорой помощи», заработать больше – это взять больше смен, благо свободные всегда были, сотрудников не хватало. Тогда можно было еще и отпускные выплаты больше получить – их считали по среднему заработку за три последние месяца. Ну я и решила, что это отличная идея: три месяца перед отпуском работать на две ставки, то есть сутки через сутки.
Плохая была идея!
Первые две недели своего длинного отпуска я могла только есть и спать, просыпалась, завтракала и снова укладывалась в кровать. Сил не было вообще ни на что. Полное равнодушие к миру, ничего не интересно. Книги, фильмы, прогулки, родные, друзья, домашние животные – все мимо.  Благо, я была в доме родителей, где обо мне заботились, мне вообще ничего не надо было делать. Через пару недель я постепенно пришла в себя. Оставшийся месяц отпуска был посвящен восстановлению сил и осмыслению этого опыта.
Даже при том, что я была молода и полна сил, эти месяцы я работала с явной перегрузкой, на пределе своих возможностей. Вероятно, где-то влезла сама в свой НЗ – неприкосновенный запас жизненных сил. Это дорого обошлось. Взяла у себя будущей взаймы – пришлось восполнять позже. Хорошо, что у меня тогда была возможность восполнить потери.
Многим из современных людей, напряженно работающих, не хватает отпуска, чтобы восстановить силы, отдохнуть так, чтоб потом захотелось на работу. Отпуск короткий, нагрузки на работе и дома, в быту, высокие — перегрузка накапливается.

Как так происходит?

Бывает, человек не замечает своей усталости — привык не видеть ее, не обращать на себя внимание. Если это длится месяцами и годами, снижается чувствительность к сигналам, которые подает организм. Сначала может быть, вы замечали, что устаете, но уговаривали себя потерпеть – мол потом, в выходные, отосплюсь. Но в выходные есть домашние дела, еще хочется куда-то сходить, а иногда работа взята на дом…полноценный отдых и расслабление не случается, а чувствительность к себе снижается. Жизнь становится механистичной. Если вы и замечаете себя в каком-то странном «дне сурка» и даже, возможно, хотите из него выбраться, волна обыденных дел захлестывает и опять становится не до себя.

Можно успешно игнорировать интеллектуальную усталость, телесное утомление и даже физическую боль. Терпеть до тех пор, пока боль не станет невыносимой или усталость достигнет такого уровня, когда можно только упасть и уснуть. У некоторых людей настолько велико терпение и убежденность, что важно сделать все дела, что их отдыхом реально становится болезнь. Заболел – имеешь право лежать. Иначе никак!

Почему?

Обычно за такими перегрузками стоят убеждения, регулирующие режим работы и отдыха конкретного человека. Многие из убеждений отражены в поговорках. Например, «сделал дело – гуляй смело», «делу – время, а потехе – час».
«Работа – не волк…» — ой, кажется это все же из другой оперы.
Если вам важно понять, как именно вы организуете свои перегрузки, можно попробовать подобрать свою «сказку» или свою поговорку, которая отражает ваше отношение к труду. Затем прислушаться к себе и подумать, а подходит ли вам такое отношение в текущей жизненной ситуации, может быть его пора пересмотреть?
Если сложно с этим разбираться самостоятельно, можно обратиться к специалистам, которые помогут понять, где именно вы застопорились. Заботу о себе, способность замечать себя, свое утомление и навык регулирования нагрузки вполне можно тренировать.

Зачем? Ну хотя бы для того, чтобы себя на дольше хватило.

 

Психолог Надежда Керова, 29.11.2019г, Пермь.

Автор:Надежда Керова

Бестактные вопросы. Почему они задевают и как на них отвечать?

Наверняка практически всем известна классика бестактных вопросов:

«А ты почему еще не замужем?» «А чего ребеночка не заводите?» «А за вторым когда?» «А почему ты в отпуск одна едешь, без мужа?» «А сколько зарабатываешь? А муж сколько?»

И так далее. Вариантов, способных задеть множество. Очень хорошо помню, как молодые мамы на моих лекциях чуть не хором жаловались на вопросы и комментарии по поводу ребенка от всевозможных мимо проходящих тетенек и бабушек «у подъезда».
Эти вопросы всегда внезапны, неприятны, они ошарашивают, вызывают растерянность, порой еще и чувство вины или стыда.
Кроме того, остается неприятный осадок – ведь растерявшись сложно бывает ответить что-то, чтобы достойно выйти из положения, выкрутиться, а не хватать воздух ртом, как выброшенная на берег рыбка. Потом можно продолжать про себя диалог с тем, кто задал вопрос, можно придумать кучу остроумных или хлестких ответов. Но толку то…поезд уже ушел, собеседник уже насладился вашей реакцией. Если, конечно, у него была такая задача – задеть и насладиться. Иногда и намерения такого нет, вопросы были просто дежурным интересом, но случайно попали в больное место и ранили.

Мне кажется, в этой ситуации с неуместными вопросами основное не в том, как ответить и не в том, как смеют все эти люди быть такими бестактными. Не раз замечала, что задевают те вопросы, по поводу которых внутри неспокойно, нет своей четкой позиции по теме, нет ответа на этот вопрос для самого себя. Или же честный ответ самому себе не нравится – тема и вопрос внутренне конфликтные.
Если самого себя поднятая тема разговора не беспокоит, то вопрос не выведет из равновесия, не ранит.  А если тема больная, сложная для себя, проблемная, то почти любой вопрос про это может задевать.

Тогда можно обложиться заготовками ответов, но и они не особенно спасут. Больно то уже от вопроса, а не от качества своего ответа. Собеседник может даже не догадываться, что причиняет боль, но дело уже сделано…чувства всколыхнулись.

Что с этим делать?
По-хорошему, надо разбираться со своими болезненными проблемными темами.
Например: почему я не могу спокойно ответить на вопрос об отпуске, который провела одна? Что в моих собственных убеждениях делает этот отпуск недостаточно хорошим? Чего я стыжусь? Что такое «неправильное» в этом варианте отдыха?
То, что не болит у себя, практически невозможно нарушить вопросом, заданным мимоходом.
Плюс этого подхода в том, что качественная работа с собой и своими болями дает стойкий долгосрочный результат.
Минус – работа может занять время, потребовать внимания к себе и денег, если придется обращаться к специалисту. К тому же в процессе может быть не особо приятно.

Если же нужно быстро, хоть и поверхностно, можно заготавливать ответы и тренировать выдержку. Опыт некоторого количества повторений позволит меньше теряться в сложной ситуации, меньше времени тратить на ориентировку и, возможно, даже вспоминать подходящий ответ своевременно.

Мой любимый вариант ответа в этом случае такой: ответить вопросом «А вы с какой целью интересуетесь?»

Но этот ответ используется, если человек уж очень настойчив и берегов совсем не чует. То есть не отреагировал на останавливающий взгляд, молчаливый уход от ответа, прямое сообщение, что отвечать не хочу. Этот вопрос-ответ может остановить, а может быть приглашением к открытой конфронтации. Прикиньте, готовы ли вы к этому?

Кстати, в опыте заметила, что как только тема перестает быть избыточно чувствительной, так куда-то исчезают все те «прекрасные» люди, которые задавали бестактные вопросы.

Как именно обойтись со своей чувствительностью к неудобным вопросам – решать вам.

 

Психолог Надежда Керова, 25.11.2019г Пермь.

Автор:Надежда Керова

Работа семейного психолога – сохранять брак или помогать разводу?

Один из важных вопросов, который нередко тревожит клиентов в процессе работы, а порой мешает даже попробовать обратиться за помощью к семейному психологу – это сомнения в том, как психологические консультации скажутся на самом факте семейной жизни.
Или проще: не разведемся ли мы?
Сомнения и страх могут мешать быть искренним с самим собой и со специалистом и совсем не способствуют продуктивной и эффективной работе.
Я хочу описать как я строю свою работу с семейными парами и на что ориентируюсь.
1. Я, как семейный психолог, работаю с парой, как системой. Даже когда я во время консультации обращаюсь по отдельности к каждому из супругов, тем не менее, подразумеваю работу с ними обоими.
2. Я работаю по запросу пары – это может быть сохранение отношений или отделение, прояснение различий между супругами в паре, налаживание коммуникации, обсуждение спорных ситуаций, конфликтов, согласование системы семейных ценностей отдельной семьи и многое другое. Важно, что работа всегда с тем, что имеет значение для этой конкретной пары.
3. Работа в принципе начинается с прояснения запроса. То есть я выслушаю то, с чем пришла ко мне семья, и своими вопросами буду фокусировать супругов на том, чего каждый из них хочет получить в результате нашей совместной работы. У мужа и жены может быть общий запрос или это будут два отдельных, порой пересекающихся, конфликтных запроса. Например, жена хочет развода, а муж сохранения отношений. Или оба супруга хотят договориться и найти решение, которое устроит каждого в спорной, конфликтной ситуации. И в том, и в другом случае, я ориентируюсь не на свои личные предпочтения, а на то, что важно моим клиентам.
4. Бывает ли так, что мне кажется, что паре лучше развестись?
Да, порой такое впечатление складывается. Но если этого все еще не произошло, значит есть и другая часть отношений этих двух людей – что-то, что удерживает их от расставания. В процессе работы мы проясняем и этот момент. Возможно, это что-то ценное в их общем поле, ценное настолько, что от него невозможно отказаться несмотря на все конфликты и сложности, взаимные обиды и раны. Возможно, это ложные убеждения о ценности брака, как факта, нерушимости отношений, необходимости терпения «пока смерть не разлучит нас», ограничивающие свободу, приносящие дополнительные страдания и, тем не менее, парализующие активные действия. В этом случае прояснение может быть освобождающим и пара принимает решение о расставании. Но это не мое решение, это решение двух людей.
5. А если один хочет расстаться, а другой нет, то на чью сторону станет психолог?
Ни на чью. Я лично остаюсь всегда на своей стороне и в слегка в стороне от пары. Мой нейтралитет в работе обоснован лично для меня тем, что не мне потом разгребать последствия принятых решений, не мне с ними жить. Поэтому я могу быть внимательна к каждому в паре и не присоединяться, не вступать в коалицию ни с кем из них. Хотя попытки привлечь на свою сторону бывают регулярно, для меня это показатель того, что кто-то в паре отчаянно нуждается в поддержке и просто не умеет ее запрашивать по-другому.
В работе с парой мне важно ориентироваться на интересы пары, сохранять нейтралитет и быть внимательной к каждому. А также замечать и признавать свои ограничения и свое бессилие – нет у меня такой власти и таких возможностей, чтобы вершить чужие судьбы. И хорошо, что нет. Мне не надо. Они сами разберутся со своей жизнью, я просто буду рядом и подсвечу фонариком в темные, скрытые места отношений.